Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Интервидение

Договорились мы междусобойчиком организоваться на супервизии. На групповые интервизии, точнее, - это когда собирается группа и помогает своим членам решать трудности, возникающие в работе с клиентами. Наш прошлый, первый раз, был почти парализован. Мы собрались вовремя, но зачем-то долго ждали одну опоздашку. Как только опоздашка пришла, мы тут же залипли на обсуждение опасностей, подстерегающих нас в связи обещаемыми нововвведениями, в результате которых нас всех уволят. На интервизию у нас осталось двадцать минут (из двух часов), и за это время мы ее и провели. Не спрашивайте, как мы это сделали; все говорят, что хорошо. Врут.
На этот раз мы решили быть умнее, начали точно в срок. И сегодня опоздала я, ну а как же. Пришла в разгар обсуждения. Не помню, что мы обсуждали, но на супервизию у нас опять осталось по 20 минут из каждого часа. Два случая по 20 минут каждый — у нас жесткий сеттинг, мы соблюдаем формат.
Начали с обхода:
- Кто что принес сегодня?
- У меня такой случай. Юноша, 22 года, очень худой. 45 кг при росте 176 см. Все говорят, что у него анорексия, но он скрывает. О еде он говорить не хочет, его запрос — отсутствие доверия. Он курит марихуану — с его слов, примерно раз в неделю. Что мне с ним делать, как вывести его на разговор о его пищевом поведении?
- Ко мне приходила девушка-сирота. Ее записали опекуны, потому что у нее депрессия. Она школьница, сделала аборт. Второй. Первый был год назад. Она была на встречу не мотивирована, сказала, что у нее все прекрасно, что аборт — не проблема. Потом сидела и молчала, второй раз не пришла. Как с такими работать?
- У меня девушка с избирательным пищевым поведением: не ест никакие овощи, кроме огурцов, голодает, в другое время употребляет фаст-фуд, у нее выраженный дефицит массы тела. Нарушения начались, когда родился младший брат. Она говорит, что его обожает, так бы и съела. Я считаю, что там нужна парная работа — она и мать, хотела бы это обсудить.
- Ко мне приходил мальчик 10 лет с мамой. По маминой инициативе. Она волнуется, что его опекает, он сам не учится. Мы провели диагностику, и когда на обсуждении я начала излагать результаты, мама встала на дыбы, что я не профессионал, что такое говорить нельзя. Они ушли потрясенные, озлобленные и разочарованные. Что мне надо было сделать по-другому, чтобы мы друг друга услышали?
- Может быть, мама и не хотела это слышать? Может, она хотела отыграться и пришла, заранее настроенная на отвержение результата?
- Наверное, это то, что я хотела услышать. Скажи это еще раз. И еще. И вы все тоже это скажите.
- Итак, у нас есть наркоман, есть девушка, которую надо заставить чувствовать себя виноватой из-за аборта, есть девушка, которая хочет сожрать своего брата и есть неудовлетворенная мамаша. Кого мы выберем? - модератор обвела круг чутким взором.
- Мне интересно, как работать с такими немотивированными людьми, как эта девушка после аборта. Аня, расскажи о ней.
- Видно, что у нее проблемы есть, и эмоциональное состояние плохое, - начала Аня. - Но она говорит: «У меня все хорошо. Опекун считает, что у меня проблемы, поэтому я пришла».
- «Мне по телефону сказали, что у меня депрессия, мне надо лечиться». Да, как с такими работать?
За двадцать минут мы разобрали девушку вместе с Таней на две сотни косточек и собрали обратно.
- Аня, мы тебе помогли?
- Да, очень.
Идем дальше.
- Я против наркомана. Я считаю, ему надо лечить основное заболевание у нарколога, это не компетенция психолога.
- Тогда нам надо выгнать половину своих клиентов - они то и дело пыхают, но нам не говорят. Обкуренные не приходят, поэтому мы не знаем.
- Давайте его обсудим, что у него там с пищевым поведением.
- Оля, расскажи о нем подробнее.
- Оля, он сволочь. Жрет и не толстеет.
- Он особо ничего не рассказал еще, - задумалась Оля. - Про пищевое поведение он вообще говорить не хочет, его устраивает вес, устраивает характер питания, он не рассказывает ни о каких нарушениях. Вообще не хочет об этом говорить. Анализы — копрограмма, формула крови — все нормальные.
- Говорю же, сволочь.
- Да, хорошие люди так не поступают. Хороший человек поделился бы секретом.
И в конце:
- Оля, мы тебе помогли?
- Да, очень.
Хорошее дело — интервизия, очень бодрит. Жаль, тайна 45 кг на 176 см так и осталась тайной.
- Оля, приведи его в следующий раз. Мы у него сами выведаем.
Tags: внутри людей, я сама
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мир семьи Вундерлих

    Осень — время фестивалей. На кинофесты, как на ярмарки, везут лучшее, так что можно, по-моему, ходить на все, было бы время и

  • Бесит быть нормальным

    С 7 по 12 ноября петербургский кинотеатр «Аврора» принимает XVIII Фестиваль Нового британского кино. Судя по анонсам и трейлерам, там…

  • Спектакль «Золушка» в Театре Акимова

    Старинная сказка, которая родилась много, много веков назад, и с тех пор все живет да живет, и каждый рассказывает ее на свой лад В…

  • Это вот всё

    Заглянула в поток своих быстрофото за этот год. Оказывается, вот как я видела утро: И вечер: И как теперь:…

  • Повседневное

    - Час уже начался, а кофе все еще слишком горячий. Придется уже после консультации пить холодный. - У нас есть микроволновка, можно будет подогреть.…

  • «Мастер» («Mesteren») Шарлотты Зилинг. If men could talk

    Новый датский фильм о людях искусства. Типичные пейзажи Копенгагена, типичный быт художников, типичная скандинавская одежда высочайшего качества…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments