Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Вспомни себя и выпей валерьянки

Клиент задерживается. В ожидании листаю френдленты. Это потрясающе:

Но нужны еще чехол и стекло, оба морозостойкие и влагозащитные, а то беда может случиться — планшет испортится.

Вот еще чудо-вещи:

Это штучки, чтобы ляжки летом не натирать.
Это ж какая на чулках экономия! Полистала магазины — 13 фунтов, 15 долларов. Похоже, сегодня мечта прошла стороной. Так что можно спокойно работать.

- ...Я в детстве часто падала в обмороки. На улице упала, и дома несколько раз — сосед через окно лазал, чтобы мать могла в квартиру попасть, потому что я там была без сознания.
- Причина какая была у этих обмороков?
- В смысле? Откуда мне знать? Мне 9 лет было. Вы в 9 лет знали, что с Вами и почему?
- Вас обследовали? Врачи же говорили что-то?
Смотрит на меня как на умалишенную:
- Вам сколько лет?
Молчу. Правильно выдерживаю границы отношений.
- Примерно как мне, наверное, да?
Молчу.
- А выросли Вы где?
Держу границы.
- В Питере, похоже? Ну вот, а я — знаете где? В Гремихе. Это в Заполярье крохотный поселок, его даже на картах до сих пор нет. Какие там врачи могли быть, я Вас умоляю...
Упс. Теперь я еще и не знаю, что такое Гремиха.
Врачей там могло и не быть, в это я как раз всей душой поверю. Но даже в условиях Гремихи — это признак ненадлежащего обращения, neglect. Ведь Большую Землю никто не отменял, особенно в нашем детстве.

Дети уехали в деревню. Делом дня запланировала себе разобрать их кровати и школьные углы. Маринина кровать, как обычно, спровоцировала щекотливое обсуждение найденного:

Огрызок яблока, шкурка банана, куриные кости, банка от йогурта. Фантики от конфет фотографировать я даже не пыталась — они там в промышленных масштабах. Марина спит на втором этаже, поэтому происходящий там ужас не всегда мне очевиден. Но ведь на той неделе я перетряхивала всю ее кровать. Рекурсия мусора какая-то.
Утешаю себя тем, что в ее возрасте я тоже предпочитала не убирать, а распихивать по углам, чтоб не видно было. У меня было несколько заповедных мест, куда я совалась, только чтобы деть туда что-то с глаз долой. Так, в щель за кухонной тумбочкой я несколько лет выбрасывала невкусное мясо из тарелки. Ненужные бумажки я трамбовала в потайном ящике под письменным столом, а книжки, которые было лень убирать на место, складировала за дверцами шкафа. А теперь я живу в нормальном порядке: в темноте никто не запинается и я всегда помню, где что лежит. Ну ладно, почти всегда. Но полы помыты, грязной посуды нет, пыль не барханами, стирка и глажка не горами. Место есть для всего. Вдруг со Мной такая же метаморфоза произойдет, как со мной?
Еще я тут подумала, что в гришином возрасте я уже покуривала. У меня в голове не укладывается, что мой сын может курить. Он же маленький совсем. Воспоминания, что в 14 мы уже пробовали алкоголь, вообще повергает меня в ужас. А тогда казалось — вариант нормы.
«Прежде чем ругать ребенка, вспомни себя в его возрасте... погладь его по голове, поцелуй и иди пей свою валерьянку».

Я реанимировала очередную душераздирающую историю из своих архивов. Дело было в Петербурге, в общежитии. Эпиграфом могла бы стать расхожая фраза, сказанная или приписываемая Элизабет Тейлор: «Вкус формируется постепенно. Лет двадцать назад мне случалось выходить замуж за мужчин, которых нынче я бы не пригласила к себе на обед», ведь герой эпизода — алкаш и психопат все, как я любила. Да, вот что бывает, когда тебе 19 лет, и у тебя при себе нет ни мобильного телефона, ни ума.
На этой неделе я помирилась с П. Он подошел ко мне на улице:
- Извини, я был неправ. Я был дурак. Но если я тебя потеряю, то мне будет жопа. Я никому тебя не отдам.
- Ну что, - говорю, - дурак так дурак. Я зла долго не помню.
Если бы я только знала, что самый большой дурак — не он, а я...
Теперь П. пьет по-черному. Вчера к нам зашел Стас И., Б. была, мы сидели, пили чай. В полночь приперся в задницу пьяный П. по мою душу. Стас открыл ему дверь, сказал, что меня нет, и получил по морде. Он не растерялся, сразу дверь закрыл и дальше вел переговоры через нее. Два часа мы все стояли на ушах. П. был с каким-то собутыльником, они выламывали дверь и т.д. Короче, показывали «Маппет-шоу — 2 серия». Потом, видно, П. это надоело, и со словами: «Если вы мне сейчас не откроете, я вас спалю... или перережу», - хлопнул в нашу дверь ракетницу (или петарду, не знаю). Дверь загорелась, у нас полный блок дыма, девки орут... Стас — молодец, не растерялся, схватил какую-то мокрую тряпку, начал по огню бить. Я побежала в ванню, стала воду набирать, из ведра дверь окатывать. Пожар потушили — у меня идиотская мысль: «Мы вылили на дверь литров 20 воды, на полу — море по колено, сейчас мы затопим соседей снизу». Стала полы вытирать, воду собирать. П. слышит, что за дверью кто-то возится и разговаривать с ним не хочет, и начал опять дверь ломать.
Меня затолкали в ленкин шкаф, накрыли барахлом, запустили П. в блок посмотреть и убедиться, что меня тут нет. Он еще раз напугал девок до смерти, посидел и удалился.
Теперь наша дверь практически не открывается и не закрывается — битая, жженая, водой политая, разбухшая, отвисшая — чудо-дверь.

Удивительно, что когда-то такие признания в любви (в начале эпизода, а не в конце) были настолько же обычным делом, насколько сейчас они кажутся придуманными. Но было так, как было.
И что я могу сказать по этому поводу? Что тэг «женщина с прошлым» пора менять на «ваще_мозгов_не_было». Ну, и
Уж если вы хотите утверждать,
Что этот мой рассказ лишен морали,
То мне придется искренне сказать,
Что вы его ни разу не читали!

Это Байрон. Спокойной ночи.
P.S. А пуще всего меня цепляет, что мы в полночь могли пить чай, и нас это вообще не беспокоило.
Tags: Савраскино счастье, женщина с прошлым, паутинки, пиявки и лягушки, я сама
Subscribe

Posts from This Journal “женщина с прошлым” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments