Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Звезды дня

Марина развернула новую наступательную операцию на меня «Купи собаку» (клик):

«Это хорошие имена» относилось к Рексу и Бетти, а не к «я дура», как можно было подумать. Мои аргументы иссякли. Моя генетическая память и опыт интуитивного родительства говорят мне, что это ее желание надолго. И я бы с удовольствием завела собаку, но меня останавливают ограничения моих родителей: видеть ее у себя в деревне они не хотят, а без них с собакой большие проблемы. Куда ее девать летом, как ездить куда-то?

* * *
- Завтра к Грише приедет друг из Питера, - сообщил мне утром отец по телефону. – Гриша поедет в Приозерск его встречать, они там собираются провести день. Бабушка намерена ехать с ним, потому что он город не знает, заблудится.
Люди, которым по 13 лет, будут гулять в обществе бабушки.
Бабушка – это моя мама.
Чувствую, Гришу надо спасать.
Звоню.
- Завтра к тебе Егор приезжает?
- Да.
- Бабушка с тобой собирается?
- Да.
- Мне кажется, вам одним будет интереснее.
- Мне тоже так кажется. Но я не знаю, как ей об этом сказать.
Сын психолога. Не знает, что такое ассертивное поведение.
С другой стороны, он внук учителя химии с регалиями; его бабушка много лет готовила золотых медалистов и успешных абитуриентов крутых медицинских ВУЗов, хим- и биофаков. И эта же бабушка была полгода классным руководителем у его мамы-будущего психолога в 10 классе. Это были единственные полгода, когда его мама не прогуливала в школе вообще ничего. Поэтому нельзя сказать, что я совсем его не понимаю.
- Ну, дай бабушке трубку, я поговорю.

- Мама, Приозерск – это «город» размером с маленький кусок нашего Невского района. Он со второго класса мигрирует один по нашему району, с третьего – по всему городу. Он привозил Марину из дома в деревню и обратно безо всякой посторонней помощи. Не езди с ними, пусть сами выкручиваются.
- Они заблудятся.
- Ничего, на этот случай у вас есть есть запасные внуки, вам хватит. Отпусти его, главное – пусть телефон возьмет заряженный и деньги на дорогу.
- Ну, как скажешь. Раз тебе все равно…
Да, я типичная холодная мать с деревянным лицом.

Передвигаюсь в середине дня с работы на работу. Передо мной бегут девицы. Девятый класс — отточенный глазомер не подводит меня.
- ...Мне мама говорит, что лучше она со мной на выпускной пойдет, а то мало ли что. Я говорю: мама, ну как ты себе это представляешь?!
- А моя мама спрашивает: во сколько вы закончите выпускной? Я не знаю, во сколько мы закончим. А она: я за тобой приеду, заберу тебя, а то мало ли что. Я говорю: мама, не надо, это выпускной, мы сами нормально дойдем!
- А моя...
Это выпускной, а мамы неизлечимы. Вы для них всегда чебурашки.

Приезжаю на работу – в регистратуре лежит стопка газет. Это наш охранник о нас заботится, снабжает ежеутренней прессой, чтобы мы не совсем тут закисли.
На глаза попадается гороскоп:
«Не надо бросаться в гущу событий с первого же рабочего дня недели – стоит быть осторожнее, а для авантюр подойдет вторник».
Это типа «не разрешай сыну ехать в райцентр», что ли?
Пока мучаюсь этой дилеммой, звонит телефон. Телеканал опять просит комментарий к очередной жареной новости. Они все время такую ерунду спрашивают, такие суждения высказывают, что так и хочется сказать:
- У вас проблемы? Вы хотите поговорить об этом? – и озвучить цену.
Но вместо этого я говорю:
- Ок, приезжайте.
Приехали. На этот раз – два хлипких метросексуала. Долго искали красивое место, мучительно выбирали, где меня снимать – на фоне опор высоковольтки или посреди автостоянки. Наконец выбрали исписанную граффитти стену поликлиники. Запутали меня в провода, стали ждать, пока пройдет весь блок новостей. В это время спускается к нам сама заведующая поликлиническим отделением – мой начальник в третьем колене:
- А кто санкционировал?
- Никто, конечно.
- Ирина Юрьевна, зайдите потом ко мне.
Сюжет отсняли; добрые подружки – пиявки и лягушки – опять сразу стали слать мне скриншоты моего выступления, хотя я вроде никому не сообщала, да и не успела бы еще. Поражаюсь, какому количеству людей нечего делать – они сидят дома и смотрят телевизор. И я с ними дружу )).
Возвращаюсь в поликлинику – наша медрегистратор мне с порога:
- Поднимитесь на третий этаж, пожалуйста.
На третий этаж – это к тому самому начальству. Согнула спину, пошла.
- Ирина Юрьевна, откуда эти журналисты взялись?
- Не знаю. Лезут, как черти из табакерки. Мы не про поликлинику разговаривали, а про светлое будущее. Номер поликлиники там даже указан не будет.
- Дело в том, что именно сейчас к нам приехал чиновник из администрации с проверкой, и он спросил, кто разрешил съемку. Я сказала, что снимают зелень, а не поликлинику.
Это называется «свобода слова».
- Да, я не учла, что это территория поликлиники в мое рабочее время. В следующий раз уйдем отсюда за забор.
- Вы знаете, журналисты – такие люди… Ты им скажешь: «У меня такой вопрос не стоит», а они в репортаже сделают, что ты сказал: «У меня не стоит».
Это начальница. Лицо при исполнении.
- В моих руках все стоит.
- ? Не расслышала.
- Нет, ничего. У нас работа идет, не стоит. Но да, я учту, конечно.
«Не надо бросаться в гущу событий с первого же рабочего дня недели – стоит быть осторожнее, а для авантюр подойдет вторник».
Вторник завтра; посмотрим, что он мне готовит.
Tags: Савраскино счастье, женщина с прошлым, повернутость к людям, семейка Аддамс, я сама
Subscribe

Posts from This Journal “Савраскино счастье” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments