Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Абхазские заметки. Много солнца в соленой воде (продолжение 1)

Граница
Распространенный способ пересечения – пешком. С нашей стороны граница похожа на базар заштатный – если бы не поток беженцев переходимцев, я сама, может, и не нашла бы ее.
Стояли около часа – это приемлемое время по здешним меркам. Коридор под густыми ветвями, так что очередь ползет не по пеклу. Рядом с нами двигался дед-перевозчик, из тех, что за плату везет на тележке сумки и чемоданы.
- Вы с какой стороны? – интересуюсь.
- Оттуда, - ткнул он пальцем вперед. Из Абхазии, значит.
- Контроль долго проходить?
- Здесь – да. Здесь специально задерживают, чтобы как можно больше людей оставались по эту сторону границы...
Вспомнился знакомый, делившийся опытом: «Российские пограничники на границе с Абхазией кого хошь достанут: да куда ты, да зачем едешь? Замуж я выходить еду! Что, не видно по мне?». В тот момент мне стало смешно, и он уточнил: «Это пенсионерка рядом со мной так ответила».
- …А абхазские пограничники вообще не смотрят. Даже на лицо в паспорте не смотрят.
- Не, смотрят, - принял участие в разговоре молодой сосед, тоже «оттуда». – Если лицо красивое, то обязательно смотрят.
Русские действительно проверяли заметно дольше. Впрочем, как и везде, где я бывала.

* * *
Джума
Принимающей стороной оказался абхаз Джума - невысокий, ладно скроенный, неуловимо напоминающий дикого зверя. Травоядного. Очень приветливый. Встретил нас на границе. Пока ехали, говорили обо всем, как положено.
- Вы из Москвы?
- Наоборот. Из Петербурга.
- Э-э, да… Мне кажется, в Петербурге люди добрее как-то, что ли. У нас кто был там, то все говорят, что в Москве люди злее.
- В мегаполисах люди всегда злее.
- А я сам в Сухуме живу. Отцовский дом в деревне, высоко в горах. Я там родился и вырос…
«Отцовский дом». Что-то неземное есть в этом выражении. Не земное – горное. У нас такого не услышишь.
- …Потом несколько лет жил в городской квартире, но это все равно как в тюрьме. Теперь опять свой дом имею. И еще решил теперь в туристический бизнес податься: квартиру в Гагре взял, и еще три номера в Сухуме. Успеваю вроде их к сезону сделать. Тяжеловато уже работать, здоровье не позволяет, а квартиры помогут прожить, конечно.
- С грузинами у вас какие отношения? – задаю стандартный вопрос. – Не на политическом уровне, а между людьми?
- Как отношения… Когда война наша была, некоторые грузины встали на нашу сторону - и сейчас живут здесь, с ними прекрасные отношения. А другим уехать пришлось, конечно, бросили все. Все со Сталина началось. Он везде грузин выдвигал, ни один народ таких привилегий не имел, как грузины имели. И они стали, как испорченный ребенок. Знаете такое: когда ребенок любимый у отца, он все ему разрешает, и это только во вред ребенку идет. Вот и с грузинами так же. Сталин греков выселял отсюда, целый народ – слышали, наверное? А на их место грузин заселял, все лучшее им отдавал. Абхазов притеснял ради них...
Я подумала про Берию, но промолчала.
- …А они пришли сюда – одно поколение тут прожило, второе родилось, а третье сказало: это наша родина, никуда не уйдем отсюда, куда нам уходить? На их месте любой бы так сказал, конечно.
- Люди уезжают отсюда?
- В войну очень много уехали, очень много. Невозможно тут жить было. Кому было куда – уехали. Беженцы, статус такой. Много жилья брошенного с тех пор стоит, но сейчас не уезжают, тут жить можно нормально теперь.
В эту минуту у Джумы зазвонил телефон, он переключился на абхазский. Нажал отбой, пояснил:
- Вся Абхазия на долгах держится. Вот сейчас знакомый позвонил, деньги мне должен большие: «не получается целиком отдать, можно частями?».
Привез нас в квартиру, подарил на обживание две бутылки национального вина. Хорошее было вино.
* * *
Приехал к нам подключать стиральную машину. Позвал нашу соседку, у которой эту квартиру покупал недавно, - она должна знать разводку-подводку по квартире.
-Джума, - сказала она с сомнением, - а ты сумеешь?
- Э, я машины делал. Мертвые были – у меня ездить начинали.
Эта тоже поедет? Она ж вроде стирать должна. Но молчу: люди гор – гордые люди, с ними нельзя так. Другое чувство юмора.
Подключил быстро. Не перепутал фазы, слив-забор, нигде не потекло, все сразу заработало. Не по-русски как-то сделал, в общем.
Сели чай пить.
- У нас старший сын полицаем будет, - рассказал Джума. – В России учится. Сам выбрал. Один брат мой как услышал, так не поверил: не может быть, говорит, что он поступит. Туда поступить – люди машинами расплачиваются, миллионы выкладывают - и не попадают, а ты что? Но он по лимиту пошел, там отдельный набор для республик, а среди своих – это не конкуренция. Связи есть тут у нас, помогли, поступил. Предлагали ему наш университет, но у них все мальчики в структуры пошли: ФСБ, полиция, вот и он захотел. У них там казарменный режим, все очень жестко, телефонов нет у них, но на второй день к вечеру я все-таки дозвонился ему как-то. «Что делаешь?» – спрашиваю. А он: «Стекло чищу». «Как ты стекло чистишь? Ты дома кровать за собой не заправлял, как тебя заставить сумели?» - смеюсь. «Мне еще повезло»,- говорит, - «другие пол в туалете чистят». Ну, будет знать. Приехали к нему на присягу на второй месяц. Он виду не показывал, но мы знали, что он скучает. Спрашиваю: «Если б знал заранее, что так будет, поступал бы туда?». Он: «Нет, нет, ни за что». А знакомый у меня есть, тоже жестянщик – машины делает, как я раньше, - его сын в Сочи на юридический пошел. А там только деньги плати, и за ними вообще никто не смотрит. Мальчики после 11 класса – они ж вообще ничего не понимают. И он - туда, сюда, девочки, и все, пропал…
Как в «Мимино»: «Слушай, какой нормальный человек в Москву без денег приедет? Он пошел в ресторан, туда-сюда, закусили... И кончились». А Джума продолжает:
- …Отец в ужасе, за голову хватается…
«Отец в ужасе». Не «мать», не «родители». Опять что-то неземное.
- …На следующий год короче, будет поступать вслед за моим, но только год потерял. Мой его отговаривает: ты дурак, не знаешь, на что соглашаешься. …А наш по спорту хорошо успевает: турник у него, бег. Учеба тоже нормально, я считаю: такая твердая получетверка. А средний в Москве. Вольная борьба. Все, в команду взяли уже. Он как придет куда, так месяц-два позанимается – и начинает кубки получать. Куда ни поедет, на какой турнир, - без места никогда не возвращался.
«Местов нет» не слышал, да? Но молчу: тут другое чувство юмора. И отцовская гордость.
Tags: повернутость к людям, это где-то
Subscribe

Posts from This Journal “это где-то” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments