Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Абхазские заметки. Много солнца в соленой воде (продолжение 10)

Мадина
Раз мы ездили в Сухум – столицу посмотреть, ей себя показать. С экскурсиями на этот раз не стали связываться, решили сами справиться.
В Сухуме живет хозяин нашей гагринской квартиры Джума. Позвонили ему, что мы тоже здесь, больше из вежливости, чем по нужде. Однако Джума сразу стал звать нас в гости, пустив в ход все свое кавказское гостеприимство. Я отказывалась, что было сил налегая на свою карельскую дистантность. Но я играла не на своем поле, поэтому во второй половине дня он забрал-таки нас у памятника Погибшим воинам.
- Сегодня годовщина смерти моей одноклассницы, - сказал он. – Мы сидели, поминали ее. Сейчас вас отвезу к себе домой, туда вернусь.
Он с поминок, за рулем, абсолютно трезвый.
Привез и уехал. К чему мужчине женские сплетни?
Жена его Мадина оказалась моих лет, очень миловидной. Свежесть ее еще не тронута увяданием. Завидев нас, принялась хлопотать, накрывать стол, кромсать салаты, сыры и хлеба горами выкладывать:
- У нас все простенько, Вы уж извините…
Нет, это Вы извините – свалились как снег на голову, подарков ребенку не привезли никаких. А что привезешь, если мы не местные? Из Питера вести надо было.
Разговорились про детей, конечно. Тема безопасная и безграничная:
- Дочка наша с октября в садик ходит – и все время болеет. То бронхит, то живот, то простуда – ужас, из болезней не вылезаем…
В Крыму меня тоже удивляло, что там много детей тубинфицированных – казалось бы, откуда. А здесь? Горы, солнце, сосна, море, вода родниковая, производств в стране нет, деньги в семье есть – чего бы болеть ребенку? Ан нет, все то же самое, что и у нас, привыкших к полутьме и сырости.
Интересуюсь:
- В саду с ними на каком языке говорят?
- Вы представляете: из-за того, что многие родители теперь говорят дома на русском, дети не знают абхазский язык! И в саду поэтому с ними тоже говорят на русском! Что они творят, эти родители? О чем они думают? Если сейчас ребенка не научить эти звуки выговаривать, он потом не сможет уже...
Ага, сензитивный период упущен будет. Мудрость веков совпадает с научным знанием.
- Бережете язык, верно?
- Нас мало, и пока держимся друг за друга – вроде живем. Надо беречь язык. Но страна у нас маленькая, и никак нам самим не выкарабкаться. Без России мы пока ничего не можем. Мы как услышали, что Крым присоединился – так испугались, что к нам больше никто не поедет. Но нет, вроде ничего.
- У нас любят Абхазию.
- Ельцин нас в блокаде десять лет держал. Это мы не забываем, конечно. Но Путин пришел – все снял, мы ему очень благодарны. И сейчас он нам очень помогает. У нас все пенсионеры российские пенсии получают. У моей мамы абхазская пенсия – пятьсот рублей, это же мизер. Разве можно на пятьсот рублей жить? И десять тысяч российских она получает, уже что-то.
- У нас к нашей власти похуже относятся, чем у вас к нашей.
- Да вы что? Никогда бы не подумала. Ой, Вы видите, как моя дочка ноги ставит?
Вижу. Гиперлабильность суставов.
- Ей ортопед нужен, а у нас нет ортопеда…
В Сухуме нет ортопеда. Значит, во всей стране нет ни одного ортопеда.
- …Ко всем врачам приходится куда-то ездить. В ту сторону, - Мадина махнула рукой на юг, где Грузия, - все понятно, там война, туда бесполезно. Ездим в Сочи. Деньги платим там врачам, прямо в карман кладем, и немалые деньги, а они относятся к нам как к людям второго сорта. Так неприятно каждый раз, хоть совсем не езди. А куда деваться?
Разговор так и колебался между семейными заботами и политикой:
- …Он погиб, когда покушение было. Жена осталась, дочка на год старше нашей. Жена теперь хозяйство большое завела: корова, куры, еще и в школе умудряется подрабатывать. Я ей поражаюсь: «Ты как мотор, как ты все успеваешь? Молодец!». «Надо успевать», - говорит.
«Молодец». У нас бы сказали «бедная женщина», «тяжелая доля», «несчастная жизнь». Здесь иначе.
- …У нас некоторые родители сами решают за детей, кто куда учиться пойдет, и дети тогда не могут ослушаться. Но наш сын сам выбрал дорогу. Выбрал и не бросает, молодец. Хотя я знаю, что ему трудно, и он очень скучает. Он поступил по лимиту, а теперь их там расформировали, и он на общем потоке. Говорят, там по национальному признаку к нашим очень плохо относятся, обзывают по-всякому, повторять не хочу. Но муж говорит, это так всегда было, еще когда он в армии служил.
- А сыну-москвичу сложно?
- Вроде ничего. Мне так хотелось, чтобы он в науки пошел, ему дано это. Но отец все равно на свою сторону сманил его, в спорт. Он оттуда такие фотографии шлет – какие в Москве у них трубы ржавые, вода какая грязная идет из-под крана. «Я, - говорит, - никогда такого не видел». Да, у нас такого не бывает.
- …У нас деньги в основном уходят на подарки. У нас обычай – если тебя пригласили, ты должен прийти и деньги подарить. У нас свадьбы играют – по триста человек, по пятьсот, по тысяче, и каждый должен деньги дать! И поэтому мы иногда сидим и думаем: где еще денег взять? – и лицо у Мадины стало точь-в-точь такое, как у наших хозяек, когда пляшешь, как уж на сковородке, чтобы до зарплаты без долгов дотянуть. - Суббота – всегда самый сложный день, обязательно у кого-то или свадьба, или похороны. У вас, когда человек умирает, он лежит в этом… как его… в морге, да? А у нас дома.
- У нас в деревнях у некоторых тоже дома, если возможность есть.
- И вот ты должен прийти домой к усопшему и что-то принести. А ведь многие семьи бедно живут, тоже жилье снимают – где им столько взять?
- И что тогда делают?
- Тогда не приходят. Или не приносят. Нарушают обычай. Вы мёд любите? Мы давно не покупали – на рынке страшно, там сдерут три шкуры с тебя и, главное, чего только туда не подсыплют. А мы ездили в деревню к родственникам, купили там у своих – хороший мед, угощу вас сейчас.
Я не ем мёд совсем, хотя внучка пасечников. А дети едят. Мадина налила им в подарок смешную баночку в форме медвежонка – ровный, прозрачный, нигде ни крупинки. Дети мои говорят, очень вкусный мед.
И аджику домашнюю Мадина нам подарила. Настоящая абхазская, «островатая». Дети мои потом попробовали, пока одни дома были – говорят, глаза на лоб от остроты повылезли. Я все с духом собираюсь, чтобы пробу снять. Если аджика не испортится с этими электроперебоями, отвезу родителям ее, они такие вкусности любят.
Хорошая Мадина, очень приятно ее вспомнить.
Tags: это где-то
Subscribe

Posts from This Journal “это где-то” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments