Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Говард Джейкобсон, «Вопрос Финклера»

Это книжка, которую я взяла на море. Бумажная. Еще есть с собой электронная, в которую закачано много всего всякого, и есть планшеты, но чтобы «просто читать», я люблю бумагу. Запах, страницы мнутся… Мне этого не хватает при контакте с гаджетами – обоняния и осязания.
Не помню, откуда я узнала про «Вопрос Финклера». Где-то встретила какое-то упоминание. Может, он премию какую получил, или в шорт-лист какой затесался, хотя я за рейтингами никакими не слежу по причине лени и цейтнота (второе своим существованием нередко обязано первому). Уточнила сейчас в аннотации: он получил Букера. «Это изумительная книга. Разумеется, очень смешная, но и очень умная, печальная и тонкая. В ней есть все, чего от нее ожидаешь, и гораздо больше. Совершенно заслуженная победа», - приведена там же выдержка из церемониальной речи председателя жюри Букеровской премии.
«Вопрос Финклера» - это иносказание выражения «еврейский вопрос». Этническая тема. Национальная идентичность, любовь народов друг к другу («А что, разве еврейки спят с арабами? -- Милый мой, а с кем еврейки не спят»; «Самодовольный олигарх и крашеная шлюха. Обычное дело – разве русские бывают другими?»). И много другого: переживание утраты, предвосхищение горя, спасательство, насилие, политика, этнос, гендер, мужчины, мужчины и женщины, мужчины и сыновья, мужчины и отцы, мужчины и работа.
Действие происходит в Лондоне в наше время. Сначала в центре внимания оказывается мужик-неудачник, выбирающий раз за разом таких женщин, на которых, кроме него, никто не польстится, и которые все как одна бросают его. Это не мешает ему кидаться от одной к другой и попутно спать с женой своего друга детства, популярного медийщика. С шикарной женщиной, которая не собиралась его бросать. Так он и спит с ней, дружит с ним и еще с их бывшим учителем. Однажды вечером он подвергается разбойному нападению (бывает нападение не разбойное?), от чего у него случается инсайт: он в душе еврей! И если раньше он пытался найти подругу, которая умрет у него на руках и которую он сможет долго-долго оплакивать, то теперь он пытается стать частью еврейского мира. Всяк сходит с ума по-своему, да, и не надо человеку в этом мешать. Оба его друга как раз евреи и оба потеряли любимых жен. В фокусе попеременно оказывается то мир одного человека, то алхимия, случающаяся между людьми, то макросоциальные процессы. Финал правдоподобен, как и весь роман.
Я не разобралась пока, за что дают Букера; не понимаю авторского рефрена, что об женщин можно порезаться: у одной – об скулы, у другой – о складки одежды, третья режет пуговицами перчаток, четвертая – перстнями. Мораль, по-моему, такова: смеяться можно надо всем. Нет темы, над которой нельзя смеяться. Юмор – это способ понимания и совладания, это способ жить дальше, что бы ни.
Изящная работа переводчика Василия Дорогокупли. Ему дана игра слов и смыслов, а это редкий дар.
Я не буду, вопреки обыкновению, приводить здесь цитаты. По крайней мере, пока. Потом – может быть.
В трех словах: это хороший роман.
* * *
Марина, кстати, со мной согласилась: она побродила глазами по страницам и сказала:
- Ты читаешь интересную книгу.
Надеюсь, она открыла не на чем-то вроде «Она легла спиной к Треславу и, заведя назад руку, направляла в себя его член так деловито, словно возилась с какой-то сложной застежкой, а попутно издевательски комментировала доносившиеся с телеэкрана рассуждения мужа». Надо было просто спросить, почему она назвала ее «интересной». Но тогда я еще не знала, что тут есть про «это».
* * *
Передумала, не удержалась, ведь привычка вторая натура. Кое-что процитирую-таки:

  • …никогда не садился за рояль – занять это священное для нее место было все равно что вломиться в туалет, когда она там находилась…

  • Он мог себе позволить лечение у частного врача… и прием был назначен на вечер того же дня, а не на следующий месяц в стиле государственных клиник, когда он был бы уже либо совсем здоров, либо совсем мертв.

  • Хотя на костях ее было очень мало мяса, она умела подать себя как «роскошное блюдо».

  • …появляясь на людях с вызывающе сексапильной женщиной, мужчина всегда выглядит дураком.

* * *
- Мама, чем мне заняться? – это Марина изнывает, потому что вдобавок к ее горестям, связанным с отсутствием Ильи и WiFi, у нее еще и iPad сломался. Он в таком виде, что чинить его бесполезно (он разбит весь, и в таком виде работал много месяцев, чем укрепил мое уважение к продукции Apple). И у Марины наступили трудные времена.
- Книжку почитай, в электронной для тебя много всего есть.
- Я с тобой лучше почитаю, - и юрк мне под бочок.
А я читаю: «При выходе из воды трусики ее бикини слегка сползли. Невозможно было не вообразить, как ты запускаешь свою ладонь в эти трусики и твои пальцы добираются до щекочущих волосков…».
- Марина, не хочешь читать свою книжку – рисуй. А мне ты так мешаешь.
Никаких у меня педагогических талантов все-таки.

  • …она дала ему телефон авторитетного психотерапевта. Он заявил, что не нуждается в психотерапевте. Она вытянула руки и приложила ладони к его щекам. Этот жест означал, что в психотерапевтах нуждаются все. И пусть он не думает об этом как о терапии. Лучше назвать это беседой.

  • Мужчины внутренне хруки и нуждаются в поддержке.

  • …если она не позволяла мне усомниться в ее верности, значит, она мне не изменяла.

  • Он не то чтобы ревновал, он чувствовал себя отверженным, а это не одно и то же. …Это все равно что быть ребенком в обществе взрослых, которые тебя вроде бы любят, но никогда не слушают, что ты им говоришь. В лучшем случае рассеянно погладят по головке.

  • Он говорил ей, что она – его судьба. Но кому, скажите, охота быть чьей-то судьбой?

И еще раз: это хороший роман.
А iPad сам собою воскрес. Жду теперь, когда у него трещины и сколы сами собой зарастать начнут.
Tags: Савраскино счастье, о возвышенном
Subscribe

Posts from This Journal “о возвышенном” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments