Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

По-женски


Это моя Марина так встречает меня с работы. Сообщает мне о своем настроении и желании меня видеть. Впрочем, это тот частый случай, когда пояснения излишни.

Клиентка моя рассказывает:
- Мне уж перед мужем неудобно, что я так давно хожу на терапию, он все платит и платит, а я все не могу в отношениях с матерью разобраться. Если, говорю, ты против, то я перестану. А он: когда она с нами жила, она мне во столько же обходилась. Так что я по-прежнему за нее плачу, но теперь твоему психологу. Но так она хотя бы съехала. Ходи, а то вдруг вернется.

Дочерне-материнская тема в психотерапии — очень сложная. Женщины, относительно успешно разбиравшиеся на терапии с перееданием, с прозябанием, с бросившими мужьями, с жестокими любовниками, с инфантильными сыновьями, начинали сдуваться, едва в центре внимания оказывались их отношения с родной матерью. Они начинают опаздывать, переносить встречи, забывать о назначенных: сопротивление зашкаливает. Пока преодолеем, семь потов сойдет.
Чтобы настроиться на такой новый этап в работе с давнишней моей клиенткой, хотела пролистать знакомую книжку французских аналитиков «Дочки-матери: третий лишний». Протянула руку не глядя, но вместо нее вытянула с полки томик Саган. Черт, тоже француженка. Что-то я не задумывалась, почему они у меня рядом стоят. Открыла наугад - попалось «Любите ли Вы Брамса?»: «сложный, трудный, унизительный мир женских профессий». Гм... Там вроде про другое было. Про женщину и красавчика. Ей 39, ему 25. Он ее любит, а у нее созависимые отношения с хамом-ровесником, потому что красавчик изыскан, но слуга, а хам блудлив, но собственник, читай — хозяин. «Женщин нельзя оставлять без присмотра», - один из выводов романа. И финал: «он бежал, как бегут счастливцы: ему было двадцать пять». Закрыла, убрала. Люблю Саган.
«Дочки-матери» я достала, но мысли мои прочно потекли в сторону полоумных франков. Вспомнилось, что у «настоящей парижанки» в базовом гардеробе — десять шмоток. Стала думать, не изгнать ли мне из шкафа остальные пятьсот, купленные, как положено, на случай, если я вдруг сойду с ума. Потом решила, что у нас тут не Париж, поэтому нечего выпендриваться, ходи как все, в миллионе вещей.
Иногда Марина, кстати, включает в себе полицию нравов. Моих. Она придирчиво осматривает меня, когда я собираюсь на работу, и напряженно спрашивает:
- Ты зачем так вырядилась, а?
- Марина, я же на работу иду. Я должна хорошо выглядеть, чтобы мои клиенты могли признать мой авторитет. «Встречают по одежке» никто не отменял и не отменит.
- А, ну ладно, - разрешает она.
Тогда к полиции нравов подключается полиция вкусов. Марина, как заправский кутюрье, начинает извлекать из коробок мои туфли и решать за меня животрепещущее:
- Так, сюда лучше красные, а не кремовые. Хотя подожди-ка, дай я посмотрю, - она ложится на пол и смотрит на меня снизу вверх. - Ну да, нормально.
Значит, на этот раз тест я прошла.
Но самое сложное — это собраться на девичник. Мне кажется, я бы на свидание так не одевалась, как на встречу с заклятыми подружками. Мужик не будет тебя так рассматривать, как эти мегеры милашки.
- Ирка, ты че, окончательно решила стать прожженой блондинкой?
- Это не я, это мой цирюльник лепит из меня свою Галатею.
- Но есть же другие оттенки. Пепельный, например.
- Я ему передам. Вдруг он не знает.
- Ирка, это ты на работу так всегда ходишь?
Я на девичники, корпоративы, вечера встречи, семейные сборы прилетаю как комета: появляюсь редко, исчезаю быстро. Либо еду с работы, либо на работу, или у меня дети, или я завтра где-нибудь что-нибудь веду и надо готовиться — миллион возможностей не дать поколебать свою шизоидность.
- Не всегда, но примерно так.
- Фигасе. У меня вот ни одного делового костюма до сих пор нет.
- Я должна хорошо выглядеть, чтобы мои клиенты могли признать мой авторитет. «Встречают по одежке» никто не отменял и не отменит.
- А, ну ладно.
Эти тоже разрешили. Девочки — такие девочки. В любом возрасте.

И еще ко мне на работе прикрепили странного, но успешного фармпредставителя, мечтающего работать по диплому - психологом. Фармпредставитель. Ага.
...Мокрой жилеткой пахнет психолог,
Пахнет наркозом анестезиолог.
Запахов много, но есть и облом –
Лишь фармпредставитель пахнет баблом.

Я на него смотрела как на инопланетянина:
- Вы хорошо подумали? Разница в зарплате Вам не понравится.
- Ну, это потом. Мне бы сейчас понять, как работать, с кем, я же ничего не знаю.
- Самый частый клиент в нашем поле — это плачущая девочка с разладившейся личной жизнью, - начала я с безобидного.
- Что, такие тоже приходят?!
Боже, зачем же так пугаться. «Вам бы самому на свидание терапию сначала», - хотела сказать, но решила повременить. Дождусь сначала формирования раппорта и альянса, тогда лучше поймет.
я женщинам не доверяю
они коварны и хитры
они на ногти клеят ногти
рисуют брови на бровях

Ну да, есть чего испугаться в нас, пожалуй.

И снова я что-то вернулась к французской любви. Любимая моя песня — из тех, что навсегда.

Tags: Савраскино счастье, личная драма, о возвышенном, паутинки, пиявки и лягушки, повернутость к людям, я сама
Subscribe

Posts from This Journal “личная драма” Tag

  • Это вот всё

    Заглянула в поток своих быстрофото за этот год. Оказывается, вот как я видела утро: И вечер: И как теперь:…

  • Опыт, сын ошибок трудных

    Наступила та самая короткая пора, когда отопление с неба уже выключили, а в батареях еще не включили. Хорошо хоть, воду с неба пока не дали. Ехать…

  • Слова и смыслы

    - У нее всегда были дополнительные мужчины, - рассказывает мой клиент вольных взглядов о своем супружестве. - Но она ни на кого не залипала до…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments