Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

«Trespass Against Us»: in trouble forever

Спасибо zaoblachnaya и Киноафиша.инфо за приглашение на пресс-показ.
Все уже знают, что «trespass against us» - это «должники наши», и что русскому человеку такое скажи — он сразу подумает не то. Ему и не сказали. Потому что в национальном менталитете при слове «должники» всплывают «кредитная история» и «коллекторское агентство», а не молитва. Но, видимо, прокатчики недооценили культурный уровень отечественного зрителя: мне вот не так-то легко оказалось найти рецензии и отзывы, где бы не было отсылок к библейским притчам или цитат из «Отче наш». От обилия рассуждений о прощении и вере я вновь сознала свою серость и устыдилась ее. И хотя Гугль — наш другль, дает каждому возможность блеснуть эрудицией, все же я еще обращалась к знатокам за разъяснениями контента эпизодов обоих Заветов, упоминаемых юзерами. Так компания «Капелла Фильм» на волонтерских основаниях усилила близость нашего народа к религии и философии, мою в том числе.
Но у прокатчиков остались проблемы с фантазией. Им вышло не под силу подобрать ни аутентичный, ни продажный перевод. Ведь в стране что с лингвистами, что с маркетологами напряженка, видите, и нам доступны теперь только франшизные названия. Печаль. Все, про косяк русскоязычного названия больше не буду.
То, что написано в спойлерах, соответствует сюжету не больше названия. Ну да, там было дерзкое ограбление, но фильм не о нем. Фильм об отцах и сыновьях, и вторым планом — о нелегкой женской доле в мире, где все решают мужчины. В самом бестолковом, разрушительном и самом жизнеспособном из миров, возможно.
Сценарий (Алистер Сиддонс — мне это имя не знакомо), конечно, слабоват. Фассбендер играет Чеда Катлера - этакого альфа-самца на отпущенной ему отцом территории (альфа-самец - это не тот, который всех трахает, а тот, к кому формируется привязанность остальных членов стаи и у кого, соответственно, есть право принимать решения). Он такой сильный, отчаянный, талантливый, играет со смертью, он прямо такой шерстяной волчара, боже, как он хорош (с). За что сценарист сделал его неграмотным? Тем более в Великобритании, с их жестким Законом об образовании и строгостью спецслу соцслужб, ограничиться одними только жизненными университетами непросто. Возможно, не отдать сына в школу было для его отца не только идейным соображением («Школа — пустая трата времени. Они управляют твоим разумом». И что, он не прав?), но и делом чести. Но! Чтобы научиться читать, такому умному и честолюбивому раздолбаю, как Чед Катлер, не надо ходить в школу — такой способен синтезировать это знание из воздуха. Когда-то давно в реабилитационном центре я работала с подростками, до этого жившими в канализациях, подвалах и в мертвых деревнях — они к 14 годам иногда знали не все буквы. И никто из них не был похож на героя Фассбендера. Неграмотные люди выглядят иначе.
И он такой красавчик. Вот он бежит по лесу, весь такой хорошо сложенный, с правильно поставленными для бега руками-ногами и спиной, и легко ускользает от полицейских, которым надо в погоне придерживать сильно бьющую по груди рацию, - он настоящий зверь. А как он плывет, а? Загляденье. И где только научился.
Однако вся его матерая маскулинность неведомым образом тухнет перед его диабетичного вида отцом (Брендан Глисон). «Раз ты не сказал отцу, то можно и не надеяться», - легко определяет серьезность намерений Чеда его жена. «С твоим отцом лучше не связываться», - говорят добропорядочные жители, но тоже так и остается не понятно, почему.
Зато каждый из этих отъявленных негодяев имеет свои нежные места. Колби заботится об умственно отсталом родственнике или соседе, так сразу не поймешь. Еще любит внуков и оригинально их воспитывает («Они дети. Они делают, что хотят»). Чед обожает жену, детей, голубей и собак. Когда пришлось задрать пса полицейского Ловейжа (Рори Киннер), чтобы пес не задрал его, для Чеда это стало трагедией, но никто в фильме не понял его. Даже, по-моему, сценарист.
И противостояние Ловейжа и Чеда подается так, словно между ними есть что-то общее, но один стал белым, а другой черным. Хотя что между ними может быть? Разве что каждый дорожит своей собакой. Но один — выпускник полицейской академии, а другой читать не умеет. Поэтому тут все просто, ничего личного.
Зато в сценарии много штампов, не раз и не два встречавшихся в других картинах. Получился фильм-узнавайка. Это жаль, экранное время можно было потратить по-другому.
Вот кому я в фильме верю — так это Келли, жене Чеда (Линдси Маршалл). Люблю актрис, которые не боятся быть в кадре некрасивыми. Момент, когда жена не сдает своего мужа даже ради спасения детей, встречается во многих бандитских сагах, если у отрицательного обаяшки уже есть жена и дети. Здесь такой момент тоже есть, как же без него. Но мне он тут все равно нравится, потому что Маршалл воплотилась что надо.
И хотя сценарий в целом так себе, особенно последняя финальная сцена, но он прикрыт прекрасной игрой актеров. И можно-таки найти в тексте удачное:
- Слушайся маму.
- Я не хочу.
- Никто не хочет.
Или вот, с утра пораньше напутствие отца своим малолетним детям:
- Не материться! Это школа.
И последнее:
- Нет никого злее запертого суперкозла.
Суперкозел — это Чед Катлер, конечно, кто же еще. Но он не обозлился. Тоже не понятно, как ему это удалось, ведь ему места особо нет нигде: отцовской судьбы он не хочет, большой мир не хочет его, но вот так. Он нежно целует своего пухлого сына-школьника и прыгает с ним вниз.

Спасибо Свете, Лене homyachick и Кириллу за информационную поддержку.

Tags: write-for-food, женщина с прошлым, о возвышенном
Subscribe

Posts from This Journal “о возвышенном” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments