Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Пьесы Ибсена


Уезжая в Норвегию, я надеялась читать там норвежских классиков. Ну, у всех бывают наивные предположения, что тут поделаешь. И все мое чтение ограничилось поездом «Аллегро» и самолетом Хельсинки-Осло. Там я успела охватить часть «Кукольного дома» Ибсена. В странствиях по Западной Норвегии мы, как я уже говорила, только ехали, шли, готовили, ели, пили, ставили и снимали палатку. Иногда сидели когда пили. Один раз успели сыграть в классную настолку «Диксит», но и то, кажется, только потому, что дождь был слишком уж сильный и долгий. Хотя настольных игр в жестяных и картонных коробках мы набрали с собой… штук пять точно взяли. Мы с Димой, кстати, хотели на основе полученного опыта составить список того, что точно не надо брать с собой в путешествие. Ну, и того, что неплохо бы взять вместо этого. Стиральный порошок, например. Или средство для мытья посуды. Или тарелок хотя бы по одной на человека )).
Но под конец, когда мы уже вели оседлый образ жизни в Гримста, я взялась читать. И читала потом пьесы Ибсена по дороге обратно, и здесь уже читала – до тех пор, пока они у меня не кончились.

«Кукольный дом», которые многие любят и считают лучшей работой Ибсена, оставил меня равнодушной. Замысел вообще не устарел – по крайней мере, для нашей действительности, но «Дом» показался мне слишком наивным в сценарных ходах, сейчас про такое говорят – «сценаристы поворот сюжета за уши притянули». Но понятно, что 150 лет назад это была бомба. «Современники восприняли драму как манифест феминизма», - говорит Википедия. – «В России Ибсен в начале ХХ века стал одним из властителей дум интеллигенции».

Следующим был «Пер Гюнт». Я восприняла главного героя как весьма отрицательного товарища, но литературные критики быстро разъяснили мне, что это обычный человек, герой своего времени, с затрудненным поиском самоидентификации, в том числе из-за слабой фигуры отца. О’кей.
…есть немалая отрада
В том, что корежить жизнь не надо, -
вот, похоже, смысл «Пера Гюнта».
И еще «хранят его женщины; сладить с ним - трудное дело» - это к вопросу о гендерном вкладе в общественное благополучие. О ком заботятся женщины, тот точно не пропадет, что бы из себя ни представлял. А вот если о тебе заботятся мужчины, то тебе надо иметь хороший задел самостоятельности, иначе периодически будут проблемы )).
Эта пьеса мне понравилась, в первую очередь – неожиданно тонким юмором. Где посмеяться не над чем, такое очень редко мне нравится. А произвести юмор, который сохраняется  во времени и пространстве, то есть чтобы он трогал тебя в другой культуре и спустя полтора века, довольно трудно. Таких примеров в мировой литературе не так-то много.
Моя фаворитка – это маньячка Женщина в зеленом, преследующая своего любимого:
Взаправду, как много общего много меж нами!
И он ей такой отвечает:
Еще бы! Точь-в-точь как у носа со штанами!
И потом она вновь настигает его – круче, чем Грицацуева Бендера, и предъявляет ему отпадного сыночка, а отцовство доказывает Перу Гюнту их очевидным сходством:
…он так же хромает ногой,
Как ты головой все хромаешь поныне.
Она явно не дура.

Потом я перешла к «Гедде Габлер». Эта мне понравилась еще больше. Честно – я люблю таких сучек и стервозин, а не мягких и преданных женщин. У них хоть что-то происходит не как у всех. И многие хотят читать и смотреть именно про таких. Но эти собаки на сене со своим «так не доставайся же ты никому» хороши и интересны, лишь пока они за стеклом. А кому они в реальной жизни встречаются, те хотят им долго и расчетливо мстить. Либо капитулируют, приговаривая: «Бог тебе судья». Но это лучше, чем липкая созависимая Теа, которой все равно с кем, лишь бы спасать, страдать и контролировать.
Из экранизаций я пока посмотрела только фильм Алекса Сигала с Ингрид Бергман. Кто недоумевает, как Золушкой стала 37-летняя Жеймо? Бергман играла 29-летнюю Гедду в свои 47. И это несколько мешает: они все там староватые, но еще без детей и с планами на будущее. Какие-то отвязные пенсионеры, в общем. Но Бергман великолепна, как всегда. Пожалуй, кроме нее, там и смотреть-то некого.
Текстовка фильма немножко отличается от ибсеновского оригинала – к разработке сценария добавились еще два участника. И я так и не нашла информацию, кто переводил фильм на русский. В фильме есть меткие фразы, которых нет в известных мне переводах пьесы. Вот, например:

Гедда. Тесман вечно носится с этим вопросом — на что жить?

Гедда. Деньги, вечно эти деньги! Эта благородная бедность, придающая жизни вкус отвратительной изысканности.


И много крутых фраз в оригинале пьесы:

…приступили к тем маленьким покупкам, которыми, как я слышал, вы угрожаете.

Гедда. Вечно быть в обществе... одного и того же...
Бракк (одобрительно кивая головой). Н-да, с утра и до вечера! Подумайте... постоянно.
Гедда. Я сказала - вечно.

Гедда. Очень может быть, что все-таки со временем из него выйдет что-нибудь.
Бракк. …со временем из него выйдет что-нибудь выдающееся.

Гедда. ... Право, я часто думаю, что у меня есть задатки только для одного.
Бракк. Можно спросить... для чего?
Гедда. Умереть со скуки.

По лицу его видно, что он успел пожить.

Товарищество на основе жажды наслаждения жизнью.

увеселительный поезд трогается

Я так и вижу его перед собой, увенчанного листвою винограда... Горячего и смелого...

Бракк. Да, видите ли, фру Гедда... это он у меня вечером вдохновился некстати...
Гедда. Да, да, я слышала... как он вдохновился.
Бракк. Довольно-таки необузданно. Ну, и, видно, передумал. Мы, мужчины, вообще, к сожалению, не всегда бываем так тверды в своих правилах, как это бы следовало...

хватило мужества прожить жизнь по-своему.


Но самой моей любимой стала «Дикая утка». Сначала было так себе, и опять все просто, аж белыми нитками шито. Есть богатый промышленник-вдовец Верле, охаживающий неувядшую вдову с виктимным поведением. К нему приехал издалека взрослый сын Грегерс, отношения с которым очень натянутые. У Грегерса тут есть малоимущий дружбан Экдал Ялмар, который женат на Гине, бывшей экономке этого промышленника. Это все я читала по инерции, раз уж начала.
Но тут вдруг оказывается, что Грегерс обуян жаждой правды. «Одержим горячкой честности. ...Да, да, это наша национальная болезнь». Он хочет, конечно, как лучше:
Я постараюсь вытащить тебя на поверхность. И я, видишь ли, нашел себе цель жизни - со вчерашнего дня.
И эта, блин, цель «со вчерашнего дня» – нести везде свет правды, чтобы все обновлялись и строили новую жизнь на новых рельсах. Соответствовали «идеальным требованиям». Потому что все, на чем крепились союзы раньше, - это никуда не годится:
То, что ты счастлив, это тоже лишь следствие той отравы.
И вот Грегерс ни с того ни с его рассказывает Ялмару, что его жена Гина спала с отцом Грегерса – давным-давно, когда служила у них. Хотя Ялмар не был готов это узнать - он занят совсем другим: «передо мной и днем и ночью стоит задача моей жизни». Но тут он, конечно, офигевает, что его жена ему изменяла до того, как с ним познакомилась, и пытает жену расспросами.
Отвечай! Тебя не мучили день и ночь угрызения совести?
Гина. Милый Экдал, я по уши увязла в хлопотах по хозяйству и во всех повседневных делах.
Ялмар. Так ты никогда не бросаешь испытующего взора на свое прошлое?
Гина. Ей-богу, я почти и позабыла все эти старые интрижки!
Ялмар. О, это тупое, бесчувственное равнодушие! Меня это прямо возмущает... Даже ни тени раскаяния!

Верле был влиятельный работодатель, Гина была девчонка без кола и двора – понятно, ей есть в чем раскаиваться. Кто кого домогался и соблазнил.
И тут снова приходит Грегерс – посмотреть, какое великое счастье он принес в этот дом своим разоблачением тайны:
Грегерс. Я так был уверен, что, когда войду в дверь, мне навстречу брызнет яркий свет преображения, совершившегося в душе мужа и жены. И вдруг этот мрак...
Ну да, тут кто угодно расстроится. Ялмар уходит из дома, но недалеко – напивается с соседями Реллингом и Молвиком, а потом спит ужрамшись.
Гина. Да что же он делает-то?
Реллинг. Лежит на диване и храпит.
Гина. Вот? Да, Экдал ужасти как храпит всегда.
Хедвиг. Он спит? Он может спать?
Реллинг. Ну да. И еще как, черт возьми!
Грегерс. Понятно, после такой душевной борьбы, которая измотала его.
Гина. Да, с непривычки шляться по ночам.

Хедвиг – это дочь Ялмара, которая, оказывается дочь не Ялмара. И в пьесе с ней все плохо, совсем как в жизни.
Это пьеса о том, что мы сами, и всё, что мы знаем, и всё, что мы делаем, - это касается не только нас, и принадлежит не только нам. Поаккуратнее надо быть.
И напоследок, как всегда, – мои любимые цитаты из «Дикой утки»:

Реллинг. …Позвольте спросить, господин Верле, много ли - ну хоть приблизительно - видели вы истинных браков на своем веку?
Грегерс. Пожалуй, вряд ли хоть один.
Реллинг. И я тоже.

никогда не был женат по-настоящему

я всегда была осторожна, не поддавалась увлечениям. Женщине нельзя быть опрометчивой в таких делах.

не прибегайте вы к иностранному слову - идеалы. У нас есть хорошее родное слово: ложь.

Гина. Господи Иисусе, и где только тебя носило с этими пьянчугами?
Ялмар. Не приставай ко мне с пустяками. Ты думаешь, я в таком настроении, чтобы помнить всякие мелочи?

Я не создан быть несчастным... Мне нужна хорошая, спокойная, мирная обстановка.
Tags: о возвышенном, пиявки и лягушки
Subscribe

Posts from This Journal “о возвышенном” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments