Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Осенняя среда

Утром проводила Гришу в школу: как добрая мать приготовила ему завтрак (мой чудесный сын любит каши — хвала небесам!), физкультурные его штаны отыскала у него же под столом, распутала их, завернула в пакетик и уложила в школьный рюкзак. Вспомнила, как у подружкинаташкиного сына Васи от подобной заботы случилась паническая атака: «Штаны украли!». Он не признал в том, что было его матерью аккуратно извлечено, вычищено и выглажено, то, что он имел на себе вчера. Я не желала своему сыну панической атаки, поэтому пошла и предупредила его:
- Твои штаны для физ-ры в рюкзаке у тебя.
Пока муж и дочь спят, часик провела в познавательном ЖЖ-чтиве. Собралась и вышла в магазин.

В девятом часу буднего октябрьского утра провинциальный наш закоулок словно существует в двух плоскостях. В одной еще все спит: воздух стоит, деревья молчат, травы придавлены уже не инеем и еще не росой, и ничто не дрожит. В другой автомобили быстро мчатся, чтобы через двести метров встать в пробку и загудеть, по тротуару проспекта бежит в метро рабочий люд, без конца переговариваясь по мобильникам. Но все — безмолвно; весь звук съедается густым заспанным воздухом.
Я шла по бульвару и нюхала утро. И видела мам, только что сдавших своих детей в сады и школы. У них проступает узнаваемое выражение лица, и все в них в этот момент становится какое-то особое. Часто это не совсем юные мамы, а уже какого-то возраста и с глубоким внутренним миром («осознанное родительство» - говорят про такое). Расставшись с детьми, они не болтают с другими мамами, спасаясь от дефицита общения, и не бегут ни в социальные сети, ни по продуктовым, хозяйственным и детским магазинам. Они вообще никуда не бегут. Знают уже цену этому моменту.
Магазин, куда я шла, находится в торговом комплексе. Так случилось сегодня, что здание комплекса уже открылось, а ни одна лавка внутри — еще нет. Идешь по гулким коридорам с бесконечно закрытыми входами и чувствуешь себя как на кладбище. Мертвый город. И даже легкомысленная музыка, призванная увеличить объем продаж, воспринимается как погребальная.
Когда я вышла обратно, улицы уже совсем проснулись. От недавней тишины не осталось и следа. Шаги твои уже не звенят и не шепчут. Ты просто уже идешь деловито с пакетами, перебирая планы на день.

Дома ко мне неожиданно вновь явился Бунин. Марине задали выразительно читать кусок стихотворения «Листопад». Убедить, что в подобных случаях лучше выучить наизусть, у меня не получается - Мна начинает смотреть на меня так, будто судьба моя решена. Меня, к слову, это пугает даже: когда она сердится, у нее взгляд становится стылый такой, змеиный. «Кобра, - думаю я, - или удав». Ладно хоть, не спорим, что во время болезни уроки делать надо. («Во время болезни домашнее задание можно не делать, только если ты умер», - говорила моя незабываемая учитель географии).
Нашла я этот «Листопад» в интернете. В книжке он тоже есть, но дурная привычка — вторая натура. Вырезала нужный кусок, отформатировала покрупнее, чтоб ей читать сподручнее.
Читает:
- ...Стоит над солнечной поляной,
ЗавОроженный тишиной
...
Мама, завОроженный — это укража, да?
- Ты неправильно ударение ставишь. Надо...
- Я знаю. ЗаворОженный — это как лицо тишиной сделано?
- Это не от слова «рожа», Марина. Это...
- Да знаю я!
- Ну, знаешь — так читай сначала строфу.
- ...Стоит над солнечной поляной,
Заворожопный тишиной
...
- Какой-какой?
- А какой еще?!
- Это что имеется в виду, стесняюсь спросить?
- А зачем он тут такие слова неприличные пишет? Это же для детей все-таки.
- Марина!!! Лес — за-во-ро-жен-ный! Не вор, не рожа, не жопа, а ворожба, то есть кодовство! Он заколдован тишиной, заворожён ей!
- Так бы и писали!
Марина Андреевна щелкнула клавиатурой и исправила Ивану Бунину грамматическую ошибку: «заворожонный».
- Читай дальше.
- ...Глубокий и не мой покой...
- В слове «немой» не надо паузу делать, это одно слово.
- Он же их, а не мой. Им спокойно, а мне нет. Я там лишняя.
По-моему, это называется «эмпатия». Или «верю».
- Нет, «немой» - это просто без звука, молчит.
- Я так и читаю. Не мешай мне.
...Пупырный блеск огня и злата...
- Какой?!
- Пупырный.
- Это как жаба, что ли? Прочитай по буквам.
- Ну... пурпырный. Подумаешь, одну букву пропустила, а ты уже сразу.
- Пурпурный. У, у. Читай снова.
И так три раза. Я сама уж почти наизусть выучила. При том, что мы-то про этот «терем расписной» учили, чтоб от зубов отскакивало, в нашем нелегком детстве. Зато в нашем тогдашнем тезаурусе не существовало слов «права ребенка». Есть, кстати, мысль (у кого-то из аналитиков, что ли — не помню): в педагоги идут те, кто хочет поступать с детьми так, как поступали в детстве с ним самим. То есть мстить идут.

Погожее утро выродилось в какой-то никакой полдень, но после обеда и к вечеру опять подсушило и прояснилось. Вернулся Гриша — на урок позже, чем ожидалось.
- Я по английскому диктант переписывал. У нас вся колонка на «два» написала, даже Егор.
Ну, это уж слишком. «Двойку» за диктант еще можно пережить, но слышать «даже Егор» от мальчика, который интересоваться английской речью начал раньше, чем родной русской, - это уж ни в какие ворота, извините.
- Егор что, лучше тебя английский знает?
- Не лучше, но просто он очень умный.
- Как вы так исхитрились все на «два» написать? Кто у кого списывал?
- Я не знаю. И только у Даши «пять», потому что она правда списывала. А мне «четыре» поставили, потому что балл автоматом снимается при переписывании. И в четверти у меня «пять» выходит.
Странная, однако, система оценкоисчисления. Ничего не понимаю.

Вышла с детьми на улицу.
Варкaлocь. Хливкие шорьки
Пырялись по наве...

Около дома мне под ноги упала спелая вишня. Я решила, что это малолетнее хулиганье кидается из окон дорогостоящими плодами. Подняла голову — ан нет: над нами высится вишня, и в кроне ее тут и там полно ягод. Но не достать, они все на уровне второго-третьего этажа. Надо же, шестнадцать лет тут живу, хожу мимо этого дерева и не знаю, что оно вишня.

В «Детском мире» на кассе молодая мама передо мной лихо упаковала в клатч шесть банок детского питания. В клатче до этого уже находились кошелек, косметичка, документы, и наверняка ключи. А ейный муж зубами открыл запечатнную бутылку воды. Железные люди.
В канцелярском отделе там мы нашли зеленые тетрадки в клетку по 18 листов. Всего шесть штук, и я их все забрала, хотя за каждую дерут три шкуры — по 18 рублей штучка. Грабеж средь бела дня. Как там было в юмореске у Клары Новиковой: «такое ощущение, что все наше образование финансирую я одна».
А Марина раскрутила меня на очередную хрень — резиновые нашлепки на карандаши. Размером с ноготь, стоит 140 рублей штука. У нас в дому отродясь и карандашей-то за такие деньги не водилось. Марине досталась фигня в виде швабры и ведерка. Жутко довольная, она показала мне прилагающийся каталог этих нашлепок: там есть не только швабра, но еще туалетная бумага двух цветов и миниатюрный вантуз. Я бы больше 5 рублей ни по чем за такое не заплатила. Больше не поведусь на это.
- Очередная бессмысленная инвестиция в бардак, - сказала я Грише, и Гриша мо мной согласился.
- У вас нет сердца, - сказала нам на это Марина.

- Как жаль, что завтра отменили испанский, - посетовал Гриша. - Мне наш преподаватель по испанскому больше всех нравится. Он нас понимает и умеет с нами разговаривать.
«Он нас понимает». Похоже, у меня появился самый настоящий подросток.
Что, впрочем, не мешает ему увлеченно слушать «Муми-троллей».
Сегодня при вечернем чтении мне попалось пророческое: «...родители его погибли во время генеральной уборки».
- Со мной, - говорю, - тоже это случится, если вы за собой убирать не будете, особенно с моего компьютерного стола.
- Будем, будем! - закричали мои дети.
Мать-ехидна.
Продолжаем чтение.
«Об отцах никогда ничего толком не знаешь, -- сделав какой-то неопределенный жест, объяснил Муми-папа. -- Они приходят и уходят...»

Ну и все. «Вокруг было чудесно, и всех клонило ко сну». Спокойной ночи, хороших сновидений. Ловец снов идет к вам.
...А что же мне осталось?
Октябрь. Листья. Память. Каблуки
.
Tags: Савраскино счастье, личная драма, о возвышенном, филиал ада
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Это вот всё

    Заглянула в поток своих быстрофото за этот год. Оказывается, вот как я видела утро: И вечер: И как теперь:…

  • Повседневное

    - Час уже начался, а кофе все еще слишком горячий. Придется уже после консультации пить холодный. - У нас есть микроволновка, можно будет подогреть.…

  • «Мастер» («Mesteren») Шарлотты Зилинг. If men could talk

    Новый датский фильм о людях искусства. Типичные пейзажи Копенгагена, типичный быт художников, типичная скандинавская одежда высочайшего качества…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments