Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Бульбарное

Вчера восьмиклассник на приеме рассказал:
- Я, например, химию вообще не понимаю. Так мама взяла мой учебник, читала его до шести утра, не выспалась, естественно, и на следующий день вместо того, чтобы нормально объяснить мне материал, просто накричала на меня.
Я задумалась. Нередко вижу в метро мам с учебниками химии, физики, географии. Родители, делающие с детьми уроки, кстати, дают самые высокие результаты на интеллектуальных тестах, особенно где есть отсыл к кругозору. По второму кругу человек наконец понимает, что от него требовалось при получении образования в первый раз.
Одна моя подружка делает с сыном-восьмиклассником абсолютно все уроки. Одна моя коллега делает уроки за дочь-девятиклассницу. А одна... И только у меня, похоже, Гриша давно пущен на самотек — так же, как я была когда-то, когда все мамины силы и рвение доставались только многострадальному брату моему и ее работе. Не могу сказать, что это было удачным решением, но уж как было.
Но тут Гриша — хороший, в общем-то, ученик - опять понес двойки килограммами, особенно по литературе. Мало того, что он не любитель этого дела, так у них еще и учитель каждый год меняется, и у каждого свои требования. Попробуй приспособься в первой же четверти. В этом году у них мало того что один классный руководитель на два класса, так она же и тот проходной педагог-словесник, и она еще выкладывает в соцсети фото себя в декольте и с пивасиком. И френдится с учениками, и им это доступно. И поставила тут почти всему классу, за исключением отдельных личностей, «двойки» за первое сочинение. Доминант и сабмиссивы. Поди разберись, кто прав.

Ну, как бы то ни было, а пришлось мне заняться сыновними «парами» - после Николая Алексеевича взять Николая Васильевича и углубиться в чтение. Я не раз наблюдала, что происходит с родителями, которые начинают перечитывать произведения по школьной программе: если они совершили хоть какой-то интеллектуальный и культурный прогресс после школьной скамьи, то они довольно сильно впечатляются прочитанным. И то, что когда-то не понимали и даже, может, ненавидели, теперь начинают видеть. Без «нена».
Я школьную программу не перечитывала давно. Вообще, может, ничего не перечитывала из того, что в школьные годы освоила. И вот полтора дня урывками читала «Тараса Бульбу». Мне кажется, я вообще его не читала в школе — вполне могла и профилонить. А может, совсем забыла. То немногое, что я помнила двадцать семь лет спустя — это «Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек» (наизусть знаю, как и определение электромагнитной индукции) и «Сравнительный анализ образов Остапа и Андрия».
Прошло больше четверти века, а до сих пор ничего нового, оказалось, в «Бульбе» не открыли. И нас-то учили — уже не было там никакой остроты и злободневности, а было посыпанное прахом старье, а теперь и подавно. Как эти методисты от литературы исхитряются хранить свои устои нерушимыми? Зря я тут прикалывалась над несвежими докладами профессоров — в школах-то оно покруче будет.
«Тогдашний род учения страшно расходился с образом жизни: эти схоластические, грамматические, риторические и логические тонкости решительно не прикасались к времени, никогда не применялись и не повторялись в жизни. Учившиеся им ни к чему не могли привязать своих познаний, хотя бы даже менее схоластических», - это про нашу школу любого века.
«Тарас Бульба» мне понравился. Книжка очень кровавая, не хуже истории христианства, но не ради этого написана. Жестокость и кровь там — способ описать время, а не пощекотать нервы.
Меня, как обычно, занимают детали, а не общий смысл. Сейчас, если б дали мне свободную тему, я бы выбрала «Горилка как движущая сила Запорожской Сечи». «А как по-латыни горелка? То-то, сынку, дурни были латынцы: они и не знали, есть ли на свете горелка». «Как же может статься, чтобы на безделье не напился человек? Греха тут нет».
И едва ли не через страницу упоминается женская грудь. Это не фетиш — это образ матери, это питание для всего живого и источник желания для секса, а секс — продолжение жизни.
Тут вспоминается всегда известная, а ныне и вовсе не сходящая ниоткуда Алексиевич:
"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

Пока я читала «Тараса Бульбу», мне почему-то вообще не вспоминался «Тихий Дон». Ну совсем никаких ассоциаций. А вспоминались рассказы о гражданских войнах, «Доктор Живаго» и прекрасный фильм «Наши матери, наши отцы». И удивило, кстати, что Гришу не учат проводить параллели с другими произведениями. Никаких там тебе «лучше быть убиту от мечей, чем от рук поганых полонену» и прочего. Никаких связей между описанием голодного Дубно и блокадой Ленинграда. Прошли произведение — и забыли. Даже незатейливого «я убивал, но смерти я не видел; колоть — колол, но разве ненавидел?» - и того нет.
Колоритные польские евреи со своей незавидной долей зацепили:
«а коли есть красавицы и дворянки, сказал я себе, то хоть им и есть нечего, а жемчуг все-таки купят»;
«из морды сделают такое, что и глядеть не можно»;
«Я думаю, тот человек, у которого пан обобрал такие хорошие червонцы, и часу не прожил на свете, пошел тот же час в реку, да и утонул там после таких славных червонцев», - и т.д. и т.п.
Столько всего можно было бы из этой повести выцепить про сложные этнические процессы, про особое положение Украины во все времена, да про что угодно. Но нет: древний сравнительный анализ образов Остапа и Андрия.
- Гриша, пиши: «Остап и Андрий — сыновья главного героя...»
- Нам сказали, что первое предложение обязательно должно начинаться с фамилии автора и названия произведения. Это обязательно.
Вспомнился Солженицын: «Торфопродукт? Ах, Тургенев не знал, что можно по-русски составить такое!».
- Я даже предложение такое придумать не в силах, чтобы это бредовое требование удовлетворить. Сам попробуй.
Пишет: «В произведении Н.В. Гоголя «Тарас Бульба» Остап и Андрий были двумя сыновьями Тараса Бульбы».
- Гриша, это понятно, что «в произведении Н.В. Гоголя», ты ж про него и пишешь, оно в заглавии озвучено. И «Тарас Бульба» дважды в одном предложении. И они могут быть только двумя сыновьями, а не тремя и не одним, поэтому все это надо вычеркнуть.
- Почему ты отвергаешь все, что я предлагаю?
Потому что мне так легче.
- Потому что ты уже два раза напридумывал на «два».
А я со своими школьными сочинениями побеждала в областных олимпиадах, мое вступительное получило максимальную оценку, мои статьи растиражированы в интернете, и не единожды педагоги и редакторы говорили, что у меня «талант». И, главное, я писала сочинения не только за себя, но и сначала за старшего родного брата, а потом за младшую двоюродную сестру; уж за сына-то смогу как-нибудь.
- И потому, что у тебя еще опыта в этом деле маловато. «Терпи, казак, - атаман будешь». Пиши дальше...
- Мне вообще сам Тарас Бульба не очень понравился. Он свою жену не любил, ей плохо жилось.
Грише свойственна мягкость выражений, и его «не очень» часто означает «очень не».
- Увы, в литературе вообще мало женщин, которым жилось хорошо.
В жизни тоже.
Посмотрим, что я получу за сочинение.
Пока читала и диктовала, подумала: ведь подавляющее большинство программных произведений предъявляются школьникам гораздо раньше, чем они могут черпнуть из них суть. Зачем? А вот зачем: чтоб познакомить с этим по живому и пластичному мозгу. Чтоб запомнилось, что там есть — не сюжет, а фабула, детали, темы, проблемы.
- Чтоб вы потом знали, где это искать, когда оно вам в жизни пригодится, - говорил нам на первом курсе профессор, призывая с первых дней осиливать трудночитаемую научную литературу.
Вот за этим нужна школьная литература: чтобы оно потом пригождалось. И чтобы хотелось потом, когда ты станешь взрослым, вернуться, прочитать и увидеть. Без «нена», как уже было сказано.

Хотела еще написать про сегодняшний цирк и «Муми-троллей», но это, может, завтра. Завтра мне надо закрыть больничный и посетить две работы. Не знаю, как успею.
А не фиг длинно писать.
Tags: Савраскино счастье, женщина с прошлым, о возвышенном, филиал ада
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Мир семьи Вундерлих

    Осень — время фестивалей. На кинофесты, как на ярмарки, везут лучшее, так что можно, по-моему, ходить на все, было бы время и

  • Бесит быть нормальным

    С 7 по 12 ноября петербургский кинотеатр «Аврора» принимает XVIII Фестиваль Нового британского кино. Судя по анонсам и трейлерам, там…

  • Спектакль «Золушка» в Театре Акимова

    Старинная сказка, которая родилась много, много веков назад, и с тех пор все живет да живет, и каждый рассказывает ее на свой лад В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments