Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Сегодня не личное главное, а сводки рабочего дня

Только прошла пара рабочих дней с моего звездного выступления о борьбе с наркозависимостью, состоявшего из недели подготовки и восьми фраз не вставая с с места на заседании, как падает мне в электронную почту пересланная цидуля из администрации района.
«Да ладно, - думаю, - неужели они прислушались к моему предложению вернуть ставку психолога? Не может такого быть».
И верно. Открываю: «перечень поручений» по протоколу встречи администрации с населением аж от 8 февраля (конец марта на дворе нынче). «Представить информацию о проведенных мероприятиях в ОУ...».
ОУ — это образовательное учреждение, школа в данном случае. Кто-то из бдительных «жителей района» сообщил, что подростки двух гимназий курят в подъезде жилого дома. На нашей, понимаешь, территории! Совсем страх потеряли!
Тут все понятно: нужен гладкий насыщенный отчет, который будут сравнивать с затребованными отчетами из тех самых ОУ, и еще план профилактических мероприятий. Это как минимум. А может, и хотят найти виновных в курении несовершеннолетних. Читаю дальше: «...предусмотреть дополнительные мероприятия до конца учебного года...». С этим понятно. Но дальше идет небывалое: «...если возможно». Неужели ж прислушались к воплям другой части населения о дефиците рабочих рук и перегрузе? Или под словом «возможно» они разумеют «если подростки еще не спалили школы»?
- Так это у меня в доме они курили, - сказала моя заведующая. - Но не в подъезде, а у черного хода, под навесом на крылечке. Кто-то из соседей сообщил. Ну, мы должны отреагировать. Выпишите мне из журнала, в какие дни с какими классами из этих школ проводились беседы. И надо с ними договариваться на новые беседы. Есть сигнал – надо отработать.
Эти, значит, недоросли покурили на свежем воздухе, их застукали настолько мощно, что даже номера школ вычислили, и что они за это получат? Несколько классов, а то и несколько параллелей в каждой школе будут сняты с уроков вроде химии и иностранного для того, чтобы прослушать очередную лекцию о вреде курения с дидактическими иллюстрациями:
Это прям жестокое обращение с детьми, нарушение Конвенции о правах ребенка.
Я вот считаю, что самое эффективное – это наказание трудом, едой и интернетом. Первое надо ввести, второе и третье отобрать (тут главное – не перепутать). Помыли бы они лестницу, где курили, собрали бы мусор на территории двора, а родители лишили бы их компота фаст-фуда и доступа в Сеть, где пропагандируется курение, и во всех смыслах больше толку бы было.
- Это получается, что мне тоже без интернета оставаться? – недовольно спросила меня мама, не умеющая справиться с выросшим сыном.
- Вам, - говорю, - тоже надо самой себе задать отрицательное наказание. Пока Вы сами себя не накажете, Вам так и не будет понятно, как выстроить границы с сыном.
Но, увы, нельзя так наказывать детей отечественного производства. Их надо лечить словом.
Звоню в эти разнесчастные школы.
В одной:
- У нас печальный повод: подростки двух гимназий курили в подъезде.
- Ужас какой!
В другой:
- Подростки двух гимназий курили в подъезде.
- Кто?!
- Не известно, что за дураки такие. Но тест на уровень интеллекта им не помешает, конечно — чтоб так попасться, это способности нужны. Карательные мероприятия пока не требуются, только просветительские. Они не знают, что курить вредно, вот мы им и расскажем. И нам главное, чтобы мы с вами в отчетах одно и то же написали, это важно.
- Я рада, что мы поняли друг друга. Как я вас люблю!
На том и расстались.

* * *
Раньше подростки на праздники мне вообще ничего не приносили, одна шоколадка за весь предпраздничный период в диковинку была. А в этом году уже апрель на носу, а они до сих пор мне почти ежедневно коробки конфет несут «на 8 марта». Я сначала понять не могла: что такое? Потом сообразила, что из-за очереди на приемы они приходили последний раз еще в феврале, когда поздравлять рановато было. А может, я стала лучше работать. Но я ж не за конфетки с ними вожусь.

* * *
Производственный обед:
- У меня мама на неделю уехала, теперь готовить мне некому.
- А у меня дети на неделю уехали, теперь мне готовить некому.
Всего в одно слово разница, а какой разный смысл!
Мои дети на неделю уехали — каникулы. А муж не отличает магазинную котлету от домашней из самолепного фарша, поэтому ради него нет смысла стоять у плиты, поняла я спустя много лет. А я ем сельдерей с огурцами, мне хватает. И я променяла конфорки на клавиатуру.

* * *
- Мой сын приехал с Севера на неделю в командировку на курсы и всю неделю не мог решить, где ему жить: у родителей или у девушки. И как все решилось? Он привез одну рубашку; с поезда приехал к нам, я рубашку из сумки достала, отгладила, а он к Оле уехал. Но ночевать вернулся: мне, говорит, завтра утром по форме на курсы ехать, а рубашка моя здесь. На следующий день после учебы он опять поехал к Оле. Я ему звоню: ночевать приедешь? А он: Оля рубашку постирала, до завтра не высохнет. Так и ночевал всю неделю там, где рубашка. Куда она — туда и он. Или вот еще: он машину перед отъездом на Север продал, а здесь же он только на машине еще с института ездил. Звонит тут мне: «Я из метро вышел, как мне к дому идти?». Тридцать лет мужику.
Мужику не важно, сколько лет. Количество ума у них — константа от начала до конца жизни.

* * *
У нас на работе поставили на комп в регистратуре большую базу данных — паспорта, медполисы, прописка. Чтобы базу не украли, заблокировали все USB и вообще все. Теперь компьютер существует только для этой базы. Нормально, а? Никакого тебе пасьянса и ВК в рабочее время.

* * *
Зашла после работы в сетевой эконом-магазин. За своим сельдереем и молоком. Это такое средство для похудания, если кто не в курсе. Добавила туда еще полбуханки черного хлеба и кусок сыра акционного, самого дешевого из того, что «сыр», а не «сырный продукт». Четыреста рублей получилось. Четыреста, блин. Я в шоке. Для тех, кто не в России: это очень много для такого количества продуктов и такого уровня зарплат.
Вспомнила, что гречка дома закончилась, пошла за ней. Смотрю — стоит: 103 рубля за пачку. Гречка, блин, которая во все лихие девяностые была самой народной крупой, выручавшей в самую жестокую годину. Которая была самым антисанкционным продуктом в 2014 и 2015! У меня рука не поднялась снять это с прилавка. Потом смотрю — рядом притулилась ядрица не хуже, но другого производителя. Без ценника. Несу на кассу для проверки:
- 50 рублей пачка.
Ну хоть не так противно.
Дома в полной фрустрации открыла интернет. Оказалось, московско-петербургский спор «греча vs гречка» уже не актуален. Актуальна тема «гречка выросла»:
Как жаль, что я узнала это.
Tags: сильная женщина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • «Португалия в коротком метре»

    Это альманах короткометражных фильмов, представленный в рамках Фестиваля кино Португалии в Санкт-Петербурге. Фест идет с «Великан Парке»…

  • «Абраксас»: выход там

    Фильм «Абраксас» (2010), показанный на 51 фестивале японского кино, – это притча об обретении идентичности. Причем дело…

  • «Мама и другие сумасшедшие родственники»

    Мудрость не всегда приходит с возрастом. Иногда возраст приходит один С 7 по 10 декабря Петербург в лице киноклуба «Синемафия»…

  • Мир семьи Вундерлих

    Осень — время фестивалей. На кинофесты, как на ярмарки, везут лучшее, так что можно, по-моему, ходить на все, было бы время и

  • Бесит быть нормальным

    С 7 по 12 ноября петербургский кинотеатр «Аврора» принимает XVIII Фестиваль Нового британского кино. Судя по анонсам и трейлерам, там…

  • Спектакль «Золушка» в Театре Акимова

    Старинная сказка, которая родилась много, много веков назад, и с тех пор все живет да живет, и каждый рассказывает ее на свой лад В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments