Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Абхазские заметки. Много солнца в соленой воде (продолжение 3)

Соседка
Пришла к нам соседка, из местных:
- Вы откуда?
- Из Петербурга.
- Это где такой?
Пока думаю, через что бы объяснить - через дельту реки Невы на востоке Балтийского моря, через родину Путина или через 59-60 широту и 30 долготу, она уже сама догадалась:
- Это из Ленинграда, что ли?
- Из него самого.
- Ааа… В Ленинграде не была. В Москве была. Сын мой в футбол играет, я с ним на турнир ездила.
Ходит в футболке Российского спортивного союза инвалидов.
- …Мы в Москве в такой гостинице жили – 3700 в сутки номер. Клянусь, 3700, даже чеки сохранились, показать могу. И за 3700 – все трубы ржавые, вся сантехника гнилая, вода льет отовсюду грязная. А к нам эти москвичи приезжают – все такие: ой-ой-ой, фу тут у вас. А у самих в этой Москве их за 3700 номер такого размера – вот эта ваша кровать туда не влезет. Сын как зашел, так и сразу: «Мама, куда нас привезли? Это что за ужас?». Пришла этот… как ее… горничный пришла. Я к ней со своей истерикой: «Это что за безобразие?». А она: «А что вы хотите за такие деньги!». 3700 в сутки! Это ж сколько я денег отдала за такое г…, можешь себе представить?
Она без многоточий говорила, не стеснялась в выражениях.

* * *
Деньги
Здесь все рады мелочи; беззлобно ругают тебя, если не даешь медяки. Здесь до сих пор в ходу бумажные десятирублевки: кабы не Абхазия, я б и забыла уже об их существовании. А тут их много, и даже не потрепанные.
Копеек совсем нет.
От пятитысячных купюр шарахаются, как от чумы. Мне пока удалось разменять их два раза: в кабаке поздним вечером, когда уже выручка была сделана, и в аптеке. Заранее огорчаюсь, что у меня все деньги такие. Год назад в Черногории разменять пятьсот евро было проще, хотя тоже никто рад им не был. Прикидываю, не скататься ли в Сочи, не спустить ли там эти пятихатки, не размениваясь по мелочи.

* * *
Люди
В аптеке перед окошком стул стоит для посетителя: очередь отстоял, на стульчик сел, разговор повел:
- Здравствуйте, будьте добры, три регидрона, - и свои пять тысяч робко протягиваешь. – Извините, больше нет ничего.
- Возьмите четыре.
- Давайте, авось еще кто-нибудь продрищется. Спасибо.
-Дай Бог вам здоровья.
* * *
Здесь у детей почти нет мобильного интернета - дорого. Поэтому по вечерам они собираются на улице большими ватагами, и поначалу под окнами у нас допоздна раздавалось громче музыки: «Али-Баба! О чем беда?», «Го-о-ол!», «…все цветы мне надоели, кроме…».
- О, давайте мальчики против девочек!
- Ха, я одна девочка!
- А вон еще сидят. Эй, что, не поможете подруге?
Наши дети так не умеют.
- Вы бы слышали, как они весь день во дворе орут, где мы квартиру снимаем! – возмущалась моя случайная собеседница. – Это невыносимо.
- Да, - говорю, - это не наши дети, которые весь день сидят в планшетах. Это нормальные дети: шевелятся, издают звуки и приносят вред.
- Вот и я говорю: ненормальные дети какие-то.

Ранее такую устойчивую концентрацию современных детей в одном месте я видела лишь однажды – в нашей деревне на третий день после знаменитого урагана 2010 года, обесточившего весь район. На третий день, потому что у всех к этому моменту разрядились все гаджеты, пригодные к выходу в интернет, и народ наконец сдался и вышел в реал общаться (а спустя три года в отдаленных уголках Приозерского района Ленинградской области электросеть так еще и не была восстановлена, кстати. Так что грешно смеяться над Абхазией).
* * *
Здесь в кабаках («в барах», «в ресторанах», «на танцполе») поют вживую – не то, что у нас. Местные аниматоры (заезжие гастролеры, скорее всего) не всегда попадают в ноты, но всегда поют страстно. Оно и понятно: сезон еще только идет в гору, и певцам еще пока не совсем надоело. Здесь до сих пор поют «Дым сигарет с ментолом» и еще очень, очень много всякой курортной классики. Но в 23.30-00.00 музон заканчивается: Гагре завтра на работу, а в 8 утра Гагра уже снова кипит движением.
В выпускную ночь подростки тут собирались стайками и играли на гитаре. Но странные песни: «Девчонка-девчоночка, темные ночи», «Розовый вечер». Примерно то же, что взрослые орут в микрофоны. Никогда бы не подумала, что подростки станут такое играть на гитаре, да еще в XXI веке. Компания с уважением слушала и аплодировала.
Пытаюсь вспомнить: мы хоть раз аплодировали гитаристу?
И подростки тут не мусорят. Несмотря на нищету, в подъездах и на улицах чисто. Основная грязь от отдыхающих, недовольных отсутствием мусоропроводов, мусоросортеров и урн на каждом шагу и поэтому бросающих мусор там, где он у них родился. Где русский турист прошел – там вечная память мусором отпечатана. Урн тут действительно чуть-чуть больше, чем в петербургском метро, но местные не свинячат.
* * *
Абхазы любят детей и женщин, особенно задастых блондинок. У них в ходу какой-то другой тип красоты, не наш худой длинноногий.
Tags: повернутость к людям, это где-то
Subscribe

Posts from This Journal “это где-то” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments