Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Абхазские заметки. Много солнца в соленой воде (продолжение 15)

Гагринская больница
Благодаря Марине у меня была возможность посмотреть ее изнутри на примере инфекционного отделения.
Через пару-тройку дней после приезда детей посетила на сутки медвежья болезнь, у Марины со рвотой, но вроде обошлось, и привезенного с собой стратегического антипоносного запаса в сочетании с местным Регидроном оказалось достаточно. Прошло еще десять дней, и Марина повторила историю со рвотой, но на новом уровне.
- Как мне плохо. Когда это кончится? Почему это со мной? Если бы я могла сейчас поиграть в планшет! – сокрушалась она, пока еще была в состоянии сокрушаться.
Ее вредный, не побоюсь тут этого слова, характер оказался сильнее интоксикации, и пить Регидрон она оказалась наотрез, несмотря на регулярную рвоту, пардон за подробности. Мои педагогические умения в применении к собственному ребенку очередной раз потерпели провал, и через полдня такой жизни я пошла к соседке вызывать «скорую».
- Скорее всего, у вас солнечный удар, - сказали мне на том конце провода. – Вам надо приехать к дежурному педиатру на осмотр.
Самым сложным оказалось вызвать такси: рекламки, расклеенные на первом этаже, все как одна были устаревшими. Спустя какое-то время я нашла на уличном столбе номер, оказавшийся действующим, вызвала такси (по городу – сто рублей), минут через двадцать серебристая BMW подкатила к подъезду, а после с ветерком доставила нас в центральное и единственное медучреждение района.
Это был ранний вечер пятницы – в это время у тебя обычно не самое деловое настроение, если ты персонал. Но там все были вежливы и внимательны к нам. Скучающие медсестры в ответ на твой вопрос не продолжали скучать, а быстро шли искать нужного тебе доктора. И нужный доктор быстро пришел, провел осмотр и сказал, что делать дальше. Погоняли по этажам, конечно: вам на шестой этаж в другое здание, нет, вам не сюда, а на четвертый, да, а теперь вам на второй к инфекционисту, и поторопитесь, она уже почти ушла, я ей позвонила, она вас сидит-ждет.
Четверти часа не прошло, как мы с Мариной переступили порог стационара, а ей уже вкололи старую добрую литическую смесь («раньше анальгин такой был – вколешь, и у тебя руки от него желтые, липкие, а теперь он следа не оставляет и действует не так быстро, как бы хотелось»), прикатили систему и стали вливать «рингер». Выспросили про аллергии и учли судорожную готовность – перевели из одной палаты в другую, «в прохладную», «на всякий случай». Я разницы не учуяла, потому что на все отделение работает кондиционер и нигде не душно. Но заботу оценила.
- Вы не жители Абхазии, для вас все лечение платное. 1300 рублей в сутки. Устраивает вас такое?
- А куда нам деваться? Но мы не готовы оставаться в больнице – еще дети есть, их тоже без присмотра не оставишь.
- Сейчас прокапаем, а там посмотрим. Тогда оформлять по полной не будем?
- Не будем.
- Это она где-то что-то съела, скорее всего. У нас же видите, какая торговля? Открылся у нас магазин большой «Континент», так мы только туда и ходили. Так там конфликт начался: почему ты мне долю не даешь, и мне давай, а почему надо доли делить, если только один человек работает? До Президента конфликт дошел, в «Новостях» его освещали. И чем все кончилось? Закрылся магазин. И кому стало лучше от этого? Остались только эти малюсенькие магазинчики, а кто их проверяет? Вот вы и купили где-то что-то.
Больница, конечно, бедненькая. Но такого, чтоб ужас-ужас, нет нигде. Инфекционная палата:



- У нас в Воронежской области, в городе Россошь, гораздо хуже условия в детской больнице, - рассказала поступившая вслед за Мариной соседка. - Здесь просто шикарно по сравнению с нами.
Подросших детей от взрослых тут особо не отделяют, только по половому признаку сегрегацию проводят. Грудничков, наверное, изолируют от остальной публики.
Здесь чисто везде. Во всяком случае, гораздо чище, чем в «обожаемой» мной петербургской детской больнице №5, где я оказывалась со своими детьми в разные годы трижды и откуда еще ни разу не ушла без ОКИ.
- У нас нет санитарок, - сказала медсестра Сабина. – Сами чистоту поддерживаем.
Если закрыть глаза на то, что градусник от одного пациента прямиком кочует к другому, не встречая по пути никакого дезраствора, то вообще нет претензий. В Швеции, помню, что-то подобное было с санэпиднормами, как и в Абхазии.
И шикарный вид из холлов верхних этажей больницы. Бесплатная смотровая площадка.
Очень близко к железной дороге здание стоит: поезд идет как будто в коридоре. Как люди живут вдоль полотна? Еще же и жилье исхитряются сдавать в таких условиях, и недешево сдавать.
Марине влили джентльменский набор: Рингер, физраствор, глюкозу, антибиотик, дождались снижения температуры. И если от такси до койки я все время держала ее за руку – боялась, что она потеряет сознание, то через три часа после входа мы с ней сами, ножками, вышли и прогулялись от больницы до нашего дома. Благо, идти недалеко, минут пятнадцать, и все под гору.
- Если поймете, что не хватает, - приходите завтра утром, снова прокапаем.
Дежурной медсестре Сабине большое спасибо (финансовым благодарностям медработники тут очень рады – зарплаты их неконкурентоспособны). Больнице ставлю «зачет».
- Я надеялся, что у Марины от болезни характер исправится, - пожаловался мне Гриша.
Нет, Гриша. Марина вся усохнет, но характер ее останется.
Tags: это где-то
Subscribe

Posts from This Journal “это где-то” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments