Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Попробую вернуться

Да, попробую вернуться в ЖЖ. Вдруг получится.
За минувшие месяцы я стала читать «Улисса». Дальше можно было бы и не продолжать: если вы делали, как я, то вам ясно.

Сначала ко мне пришло понимание, что надо бросить эту шизофазию. Но я вовремя подперлась Набоковым:

Я верю в значимость конкретной детали; общие идеи в состоянии позаботиться о себе сами. «Улисс», конечно, божественное произведение искусства и будет жить вечно вопреки академическим ничтожествам, стремящимся обратить его в коллекцию символов или греческих мифов. Однажды я поставил студенту тройку с минусом, а может двойку с плюсом, только за то, что он цеплял к главам «Улисса» заимствованные из Гомера названия, не заметив даже появлений и исчезновений человека в коричневом макинтоше. Он даже не знал, кто такой человек в коричневом макинтоше. О да, пусть люди обязательно сравнивают меня с Джойсом, но мой английский — лишь вялое перебрасывание мяча по сравнению с чемпионской игрой Джойса.

И я продолжила читать:

Джеймс Джойс, «Улисс»

Боль, что не была еще болью любви, саднила сердце его.

Нет, мать. Отпусти меня. Дай мне жить.

Одна скука, когда встречаешь шапочного знакомца.

Ты там надрывай силы, а мы животики себе надорвем.

...великолепные краски. Как чай до того, как налили молока.

Лучше пусть там, где она сейчас: подальше. И занята.

Слишком жарко для ссор.

Да, да: тоже женщина, Жизнь. Жизнь.

Благодарит небо, что не ее черед. Поразительно, какой у них интерес к трупам. Рады нас проводить на тот свет так тяжко родить на этот.

Существует тот свет после смерти и называется он ад. Мне совсем не нравится тот свет, так она написала. Мне нисколько не больше. Еще столько есть посмотреть, услышать, почувствовать. Чувствовать тепло живых существ рядом. Пускай эти спят в своих червивых постелях. В этом тайме они меня еще не возьмут. Теплые постели: теплая полнокровная жизнь.

Спасать государей – неблагодарное занятие.

И позади у него лежало великое будущее.

В груди у него что-то тоскливо поднялось, потом упало, опять поднялось тоскливо, тоскующе.
Вина.

Хочешь меня узнать поешь со мной.

Каждая жизнь – множество дней, чередой один за другим. Мы бредем сквозь самих себя, встречая разбойников, призраков, великанов, стариков, юношей, жен, вдов, братьев по духу, но всякий раз встречая самих себя.

Жизнь – множество дней. Этот кончится.

Она пляшет в зловонном сумраке, где смешан дух чеснока и горящей смолы.
Ржавобородый матрос, прихлебывая ром из кувшинчика, глядит на нее во все глаза. Долгая, вскормленная морем немая похоть.

Постой! А вечное биенье в тебе, помимо тебя. Все распеваешь о своем сердце. Я между ними. Где это? Между двумя грохочущими мирами, там, где они сливаются в одном вихре, – я.
Стереть их в пыль, и один и оба. Но и меня оглушит ударом. Пускай сотрет меня в пыль, кто сможет. Сводник и мясник, так я сказал. Еще бы! Но погоди малость. Оглядись.

Впереди скакали, впереди на седлах мерно подскакивали форейторы.

Вот в чем его трагедия. Ему никогда не стать поэтом. Радость творчества…

Больше никогда его не увижу. Это называется смерть.

Его руки, засунутые в карманы пиджака, не нашли нужным снять шляпу

Маняще. Нежное слово.

Из салона донесся долгий, медленно замирающий звук. То был камертон настройщика, который он забыл, который он задел. Снова звук. Который он сейчас взял, который сейчас вибрировал.

Прилив жаркой тайной жадновпивай дрожи нахлынул излиться с музыкой, с желанием, темный вторгающийся впивай прилив. Покрой, оседлай, случайся, топчи. Возьми. Поры, расширяющиеся, чтоб расширяться. Возьми.
Радость тепло касание. Возьми. Чтоб поток хлынул, отворив створы. Теченье, струя, поток, струя радости, трепет случки. Сейчас! Язык любви.

Как смолкнет, тут и чувствуешь, что услышал.

Море, ветер, листва, реки, гром, мычанье коров, скотный рынок, петухи, куры не кукарекают, змеиный ш-ш-ш-шип. Во всем есть музыка.

Почувствовать красоту музыки – надо послушать дважды. Природы, женщины – с одного взгляда.

Когда она помалкивает, видишь, какие красивые у нее глаза.

Я прочитала 12 эпизодов, и ко мне пришли одновременно два понимания:

1) я прочитала бы и больше. Я читала бы и читала, забив на работу и много еще на что;
2) но я поступила учиться на юнгианский анализ, и мне надо написать контрольные по классическим работам, которые я вообще не помню. А времени нет. А денег вложена куча в учебу.
И так я отложила Джойса и взялась за Фрейда, «Психопатология обыденной жизни». Первый раз в первый класс. Вспоминаю то, что читала в студенчестве. И мне надо написать эссе, где я изложу свои ассоциации и идеи, навеянные работами Фрейда. Но у меня нет идей. и нет признаков, что появятся. Меня только фигня всякая цепляет (как всегда, впрочем):

Фрейд З., Психопатология обыденной жизни


Как большинство людей, имеющих дело с рукописями и книгами, я хорошо ориентируюсь в том, что находится на моем письменном столе, и могу сразу же достать искомую вещь. То, что другим представляется беспорядком, для меня – исторически сложившийся порядок.

без определенного намерения, но с сомнамбулической уверенностью

Служение женщине, как и военная служба, требует, чтобы ничто, относящееся к ним, не было забываемо...

я если забываю о каком-нибудь визите, то лишь о бесплатном пациенте или посещении коллегии.

Обман памяти, при котором думаешь, что уже заплатил, бывает, как я это знаю по себе, чрезвычайно упорным.

...как раз женщины обнаруживают особенную неохоту расплачиваться с врачом. Обыкновенно они забывают портмоне и поэтому во время визита не могут заплатить, затем систематически забывают прислать из дому гонорар, и в результате лечишь их даром – «ради их прекрасных глаз».

...психиатр прекрасно знает, что больной привязывается к нему лишь на то время, пока ожидает от него чего-нибудь, и что он сам если и позволяет себе испытывать чрезмерно живой интерес к пациенту, то лишь в целях оказания психической помощи.

Ничто так не чуждо необразованным людям, как способность ценить искусство и художественные произведения.

К сожалению, я должен признаться, что принадлежу к числу тех недостойных, в чьем присутствии духи прекращают свою деятельность...

Нашла у Фрейда статью с очень жизненным названием «Семейный роман невротиков». Must read для меня, я полагаю.
А потом мне надо написать то же по Юнгу и еще по кому-то, я даже не пытаюсь вспомнить, чтоб не напрячься.

Хотела обойтись без завлекающей картинки, но потом вспомнила, что интернет подкинул мне вчера интересное предложение:

Tags: о возвышенном, снимаю мох, я сама
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments