Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Бездорожье одолеть не штука — как бы нам дорогу одолеть?

Рельеф и энтузиасты (с)
Неделя прошла суматошно. Первый класс только начался — самое сложное время. Потом, надеюсь, Гриша впишется, и я переложу на него все, что мне совесть позволит часть забот о Марине. Но пока он еще сам не привык, требует волшебного пенделя его самого надо организовывать. Чувствую себя флай-леди, этаким тайм-менеджером, властелином времени. На троечку, конечно, но все же. И если раньше я в дырке на работе предалась бы с удовольствием прелюбодеянию и чревоугодию светским разговорам с подружкой Наташкой, то теперь я скачу прыткой козочкой домой — уроки делать.
Открываю вчера дверь в квартиру — забранная из школы отцом Мна бежит навстречу и гордо несет обгрызенную половину школьной булки:
- Это я Грише вторую половинку оставила!
Делится трофеем, стало быть. А волки в стае делятся добычей, интересно? В нашем расчудесном лицее до сих пор не работает столовка, и дети из-за этого на сухом пайке. И родители малышни из-за этого без продленки.
- Гриша, - говорю, - там свою получил, эту можешь сама съесть.
Эта половинка досталась мне. Отвратная булка, надо сказать. Кто-то где-то сильно тырит деньги, отпущенные на школьное питание. Еще Мна принесла из школы половинку апельсина, завернутую в квадратный метр экологически вредного полиэтилена. Вот в чем смысл такого сухого пайка? Смысл питания в школе, я так понимаю, в выдерживании здоровых промежутков между едой и в ее правильности. Апельсин по определению невозможно в школе съесть так, чтобы не заляпать форму навсегда потом не замучаться с фруктовыми кислотами на коже. Что-то я не понимаю.
Приходит Гриша. Приносит две бутылки лимонада:
- Марина, я одну тебе купил.
Вот они умеют делиться, этого у них не отнимешь. Они сами отнимут, чтобы поделить.

В ночи я собирала вещи на фронт Марине папку для труда, папку для изо (почему изо пишут вот так — ИЗО? Розенталь ничего такого не придумывал). Потом собирала себя в командировку.
Раньше как надо было собираться? Самое главное — кипятильник и утюг не забудь, гору книжек возьми, холодильник провожающим забей, жратвы провожающим наготовь, себе жратвы набери, всем по шеям надавай. А теперь: со своего аккаунта выйди, ребенку аккаунт доделай, скайп ему личный настрой, все нужное в облака закачай, ребенку книги для учителя (это как решебники для двоечников, только для педагогов; о, какие там бывают подсказки для учителей! Надо будет заняться этим вопросом отдельно) по всем предметам скачай, чтобы без тебя успеваемость не упала, билеты распечатай, все проверь, всем по шеям надавай. Дел невпроворот, в общем.

- Марина, дай мне свой планшет в поездку.
Он, вообще-то, мой был. Наш с Гришей, точнее, на дни рождения нам вместе подаренный. Наш папа так ловко экономит )).
- А ты у Гриши возьми.
Спасибо, Марина, добрая девочка. Умеешь делиться. А Гриша свой дал, хоть и новый, и сам еще не наигрался. И дел у меня прибавилось: свой аккаунт на новом гаджете настрой, странички свои открой, стопиццот паролей введи, программ накачай, все проверь, всем по шеям надавай. И не завидуй, что у ре такой гаджет есть, а у тебя нет и не жди. И в себя еще приди, потому что моя девочка в преддверии разлуки занимается кишкомотанием особо изощренно. Вот точно когда-нибудь прихлопну и не замечу в порыве страсти. Сама достала по самое не могу, сама же и ушла в свою комнату, сидит, что-то пишет, закрываясь. Гриша потом увидел случайно, принес почитать:
Jv1Niha5pKk
«Я плачу», «У мня дом н вы».
В носу щиплет и что-то в глаз попало. Слово «плачу» ей, кажется, особенно долго не поддавалось. Но Марина была упорна, как видим.
Майн гот, один нейронетипичный, другая правополушарная, а мама у них — псих на воле. И вот как жить?! Да, какая это мука — воспитывать детей (с). Любите внуков — они отмстят за вас детям (с).
Страшновато мне как-то хозяйство на такой личный состав оставлять. Завтра будет выброшен десант в виде бабушки. И это тоже страшновато, потому что она ликвидирует мою археологию в быту - наведет порядок и порядки. Но потом папа останется на сутки с детьми один на один; точнее, двое на одного, и мне заранее жалко и папу (мужа), и свой бардак уютный дом. Наверное, по возвращении через неделю будет проще этот взорвать и свить себе новое гнездо где-нить, да.

Под командировку мне надо быть в отпуске на другой работе — это-то вроде понятно, хотя и неприятно. Но мне надо быть в официальном отпуске еще и на той работе, по которой я еду! Это как платно учиться, чтобы потом бесплатно работать. Вот почему, а? Потому что контора государственная, а проект нет, что ли? А то, что мы за зарплату с гранта на собственном энтузиазме будем реализовать большой профилактический проект по прямому профилю конторы, не требуя у государства ни копья, - это фигня, да? Хорошо хоть на этот раз денег с тебя не берут, даже наоброт: «...there will be an envelope with a card for public transport plus some money for food». А то обычно перегибы на местах: прокатись с утра по двум школам, закатись к обеду в консультацию, и весь транспорт/бензин/амортизация — за твой счет. О наша Раша, чудная страна. Люблю работу я, но странною любовью...

И мне все не верилось, что я уеду. Все казалось, что не срастется. Приезжаю сегодня в аэропорт (я даже не опоздала), смотрю на табло: вылет 17.45. Вроде в 18.25 было же. То, что я буду лететь -25 минут и сяду в 18.00, я помню, но промахнуться на 40 минут со взлетом — это как-то слишком. Достаю билет: 18:25 SUN 07 SEPTEMBER. А вокруг стоит 16:40 SAT 06 SEPTEMBER.
Да, глупость сродни таланту, не всем дается.
Я думаю, мой муж надолго это запомнит.
Хотя мне невпервой. Например, улетала я с полуторагодовалым Гришей из Мурманска. Едем мы в аэропорт. Километров 70, наверное, ехать, но за давностью лет могу и соврать. Едем мы вдоль залива, проезжаем по мосту, минуем поселок Колу, и вот аэропорт Мурмаши и слышен единственный самолет, заходящий на посадку. И я говорю отцу:
- А я паспорт и деньги на серванте оставила.
«Жаль, что мы пианино с собой не взяли — на нем наши билеты лежат».

Зато я потом сделала много всего, что так бы не успела. Проторчала вот сейчас два часа в ЖЖ. Сходила в магазин и набила провожающим холодильник, почти наготовила жратвы (ну, все куплено, осталось завтра с утреца сварить-потушить-запечь, хотя есть надежда риск, что стухнет раньше), еще раз всем по шеям надавала, прочитала на бегу текст от Иры Форд про «ре на ра», тему для которого я невесть откуда опять же на ходу придумала. Про ре на ра мне понра. Какая Ира молодец, не то что я — вечно ее динамлю с материалами и с обратной связью. Ну, в общем, понятно, почему у Иры карьера журналиста прет вверх и прет, а я все больше в непризнанные гении погружаюсь. У меня другой путь.

А Марина перед сном засопела носом, и мгновенно под носом натерла, и нос заложило, и она в любой болезни может дать такого дрозда со своей судорожной готовностью, что я готова слезть с чемодана. Возможно, меня уволят — от слова «воля». И буду я петь песни зарплате, оставшейся доступной: «Ты у меня одна...».
Tags: Савраскино счастье, женщина с прошлым, личная драма, семейка Аддамс, сильная женщина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment