Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Разъезжей улицы развязность

Стол:

...и так три раза подряд.
- Ира, ты зачем вино снимаешь?
- Не волнуйся за меня, у меня нет проблем с Инстаграмом. ...Правда, у меня есть проблемы с ЖЖ.
- Да ладно тебе, кто твой ЖЖ читает вообще, кроме твоих друзей?
Вспомнилась байка про Пельтцер: «А Вас вообще никто, кроме народа, не любит».

Стена:

И вроде понятно, что это раскрашенная фотография или что-то вроде этого, но невесть откуда выплыло:
...На стене
Лежала женщина в огне
Дождя при солнце...
Потом уже, на голову сухую и спокойную, стало понятно, что гуляли мы по соседству с домом Сологуба, и даже текст про это подыскался донельзя подходящий. В каком культурном месте мы были, однако. Там ступала нога человека.

За этот длинный день и не менее длинную ночь с их странной вереницей близких и случайных людей я как-то остро и внезапно поняла, что человек в любом разговоре упоминает о самом важном для него. Всякий, всегда. Так, как это делает потенциальный самоубийца, транслируя миру свой зреющий суицидальный план. Осталось суметь услышать, выцепить и понять. И дать понять, что ты понял.

Полпервого. Все та же Разъезжая.
- Ну что, такси? Муниципальный транспорт уже не повезет нас.
Всего страшней для человека
стоять с поникшей головой
и ждать автобуса и века
на опустевшей мостовой.

И приехало такси, и отправилось по адресам, и мело, мело по всей земле, и дороги не чистили, и ехали мы долго. И в голове после трех кувшинов якобы домашнего якобы полусухого крутились не Бродский и Северянин, а дурацкая старая песня:
Я тону в твоих глазах, у-у, у-у,
Ты далеко и где-то рядом, мне так грустно без тебя.
Я тону в твоих глазах, у-у, у-у,
Я понимаю, что ты значишь в этой жизни для меня.

Ничего личного: весь вечер на арене цирка музыкальным сопровождением нам были аудиозаписи  со странички «в контакте» азербайджанской диаспоры.
Мосты за мною поднимая,
в толпе фаллических столбов
прощай, любовь моя немая,
моя знакомая - любовь.

- Сдачи 40 рублей. Давать Вам?

Дома я оказалась во втором часу ночи. Вставать в семь. Где вообще мои каникулы, а?! - гневно вопрошаю я небо.
Вспомнилась одна моя клиентка, живущая в вечно закрученных гайках. Спрашиваю:
- Как Вы снимаете напряжение?
Она не задумалась над ответом:
- Много пью и отчаянно трахаюсь.

Одноклассница Маринка написала мне сегодня: «Твои московские фотки очередей в музеи можно использовать как рекламу))))))). А еще говорят, что люди не хотят культуры. Если разрешишь, использую твои фото в хулиганском эссе».
В такие минуты опять убеждаюсь, что мир сошел с ума. Нет, блин, авторские отчисления и официальная ссыль на меня на каждом использованном изображении должна быть.

Купила я сыну как-то в ноябре по акции очередные ботинки на зиму. Полтора месяца они простояли в коробке, а после Москвы я извлекла их на свет, потому что его прежние финские сапоги проверку столичными реагентами не выдержали.
- Мама, почему они оба правые?
- Поменяй их местами, и все встанет на свои места.
Гриша посмотрела на меня с некоторым сомнением, но не забыл, что спорить с мамой бывает опасно.
- Поменял. Все равно оба правые.
Ну да, верно. Почему-то не стало как надо.
Сегодня утром взяла коробку с ботинками с собой. Приезжаю к вечеру в магазин, объясняю админу ситуацию.
- Сережа, - говорит админ продавцу, - поройся в браке, наверняка там ботинки лежат.
Сережа прытко ускакал. Возвращается пораженный:
- Надо же, а в другой коробке два левых лежат.
Не одна я такая умная.
Пока спускалась по торговому комплексу с четвертого этажа на первый, дважды повелась на надпись «Sale». Купила себе белье. Прекрасное белье, только к нему теперь шкаф отдельный нужен, потому что имеющееся в имеющееся уже не вмещается.
Зашла на первом этаже в «Карусель», накупила жратвы и прочего (завтра ж дети возвращаются). Поехала домой на маршрутке, проспала свою остановку. Мне, по-моему, лечиться надо. Как-то круто я загоняюсь.

- Пойдем в кабак сегодня?
- Да ну, денег жалко. Приезжай ко мне лучше, я тебя вкусненьким чем-нибудь накормлю. Все равно для детей готовить надо, быстрее сподоблюсь.
- А с кем я у тебя дома познакомлюсь, интересно?
Да, действительно. Но дети мои все равно приедут, а значит — готовить все равно надо.

Одна моя клиентка — мама новорожденной — сказала сегодня:
- Я думала, я после родов смогу вести прежнюю жизнь и быть счастлива, а тут столько ограничений.
- Дети нам даются как божественное наказание за все наши грехи и заблуждения, - сказала я. - Они призваны, чтобы внести гармонию в нашу однобокость.

Мои дети завтра вернутся. Ура!
Tags: Савраскино счастье, личная драма, о возвышенном, пиявки и лягушки, сильная женщина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments