Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

Воскресенье культурное, театрально-литературное

Сегодня были на очередном «Острове сокровищ». На этот раз «Балтийский дом». Зал был полупустой — людям то ли не до культуры, то ли не до города, и они либо на жесткой экономии, либо на любимых сотках. У меня же впечатления такие: спектакль с юморком, колоритные пираты; невнятный рыбообразный Трелони - не раскрыта линия хвастовства, получился этакий бесполый гуманитарий (Дмитрий Ладыгин, и мне кажется, ему это уже просто надоело, поэтому он не напрягается), харизматичный Смоллетт (играл явно не тот, кто указан в афише, а кто-то очень знакомый, но не могу вспомнить кто и откуда, и прекрасно играл) и милашка Джон Сильвер, скорее похожий на обаятельного пройдоху, нежели на матерого душегуба, в одиночку уложившего шестерых подельников (этого играл заявленный Валерий Степанов). Приятно удивила попытка найти иной звукоряд — как известно, после мультяшного мюзикла никаких других песен к «Острову...» не пишут. Жаль, что в конце так и не показали сокровища — режиссеру и художникам спектакля минус, гештальт оказался незавершенным. Зато в спектакле прекрасная пальба, аж "порохом" по залу воняет. Робких детей вполне может напугать, но любители острых ощущений возрадуются. В целом, вполне можно посетить, если брать самые дешевые билеты, все равно в зале можно выбрать хорошие места. Подходящий возраст целевой аудитории — от 5-6 до 9-10 лет.

В забитом вагоне метро я оказалась рядом с парочкой интеллигентных дамочек. Одна относилась к тому типу женщин, которые еще в юности как-то округляются, не толстея, в них появляется какая-то безвозрастная основательность, и они такими миловидными и остаются, стареют, не старясь. Этой могло быть как 30 лет, так и 40, и 45, и она аккуратно везла стопку свежеизданных детских поэтических журналов.
- Меня спасает только то, что я пишу стихи. Если вдруг перестану, то это будет все, - говорила ее спутница, поэтесса лет шестнадцати. Вполне возможно, что дочь.
- А вот над этим надо работать. Зачем ты свою жизнь к стихам сводишь? Стихам надо будет — они сами вылезут, не удержишь. Потом при случае их доделаешь — это уже легкая работа. А вот вся остальная жизнь требует твоего внимания.
Жаль, что мы быстро вышли. Я бы с удовольствием еще послушала. И журналы бы попросила посмотреть. И вообще, поговорила бы.
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я — поэт.
..

С детьми продолжаем читать «Муми-троллей». Некоторые фразы в любой почти книжке как-то останавливают меня на себе. Я постою с ними — и запомню их, не знаю зачем. Но если таких нет, то книга мне не нравится. В «Муми-троллях» такое встречаю иногда: «Время тянулось страшно медленно, и каждому казалось, что он одинок». У меня с детства, к слову, осталось впечатление о «Муми-троллях» как об очень грустно-бесцветной какой-то истории, уж не знаю почему.
Или вот еще: «Постепенно дом муми-троллей превратился в Дом-Вверх-Дном, где все делали то, что им взбредет в голову, и редко заботились о завтрашнем дне. Разумеется, порой случались тут ужасные, просто потрясающие происшествия, но зато никто никогда не успевал соскучиться (а это, согласитесь, большое преимущество)».
И вот еще, как раз про меня: «Следующей весной я должна проснуться раньше всех, - повторила мама. - Чтобы пожить немного спокойно и делать все, что захочется».
Вспоминаются рассказы Туве Янссон. Довольно много лет назад я увидела томик «Серый шелк» в магазине, под вывеской «советуем прочитать». Сначала было как-то ни о чем, а потом вдруг открылось и запомнилось: «нетрудно отличить молчание ожидания от молчания, предвещающего конец». Если вы еще не читали «Письмо идолу», «Умеющую слушать» и другое, то прочитайте, не пожалеете, клянусь хвостом!

Когда закрыли книгу и выключили свет, Марина сказала:
- Я хочу, чтобы суббота и особенно воскресенье помедленнее шли. А то у меня все остальные дни — долгие-долгие, а эти — очень короткие. Это у вас там, на вашей работе, дни быстро бегут, вам хорошо.
Завтра у меня на моей работе ожидается очередная аноректичка, которую я в прошлый раз спросила в целях повышения эрудиции:
- Почему для всех, кто практикует такие жесткие диеты, так важна дырка между ног? Просто фетиш какой-то для всех, по-моему.
Она посмотрела на меня, словно громом пораженная:
- "Дырка между ног"?! Это просвет между бедрами!
Не удивлюсь, если она завтра не придет после такого оскорбления.

И еще у меня весь вечер крутится в голове песенка:
Давай пока никому
Не будем говорить,
Пока не наступит такая минута,
Когда можно будет любить.
А ты меня любишь? - Ага.
А ты со мной будешь? - Ага.
Так будем мы вместе,
Так будем мы рядом
С тобою всегда!

К чему бы это?
Tags: Савраскино счастье, личная драма, о возвышенном, сильная женщина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments