Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

С утра выпил – весь день свободен

Пример из профессионального поля. Первичный прием психологам/психотерапевтам при наличии некоторого стажа дается относительно легко. Запоротых первичек, тьфу-тьфу, по мере накопления опыта становится не так много, и до повторного приема дело доходит достаточно часто, чтобы специалист мог сохранять профессиональную самооценку на приемлемом уровне. А вот вторые приемы порой сложнее. Я для себя уяснила, что если подготовиться, покрутить в голове случай, контрперенос уловить, настроиться и структурировать начало приема, то я исхитряюсь не взять на себя ответственность за клиента и все это не выглядит так, будто мне надо больше, чем ему. Даже если без супервизии. И дальше все идет как по маслу… иногда. В общем, главное – это поставить начало.
Так и в обычной жизни, по крайней мере, в моей: иногда самое важное – это утро задать. Сначала надо нормально выспаться в холодном свежем воздухе, потом нормально поесть не обожравшись и весело ехать на работу. А если за полночь ты тупишь в интернете, а утром натощак и спросонья ползешь на работу с одним и тем же диалогом:
- Кровь у сотрудника возьмете?
- Отчего ж не взять? Возьмем. Только Вы пришли, когда у нас самая ж...
Ну, процедурные сестры без точек выражаются, ясное дело. И то верно: ты ж растолкала толпу беременных, потому что ты на работе и в халате, а они с пузами тут бездельничают в душном тесном коридоре. Но ты говоришь себе, что у тебя от эффекта плацебо развилось уже гипогликемическое состояние, и вообще – тебе надо, тебя группа подростков ждет, разносит там тебе зал, пока ты тут с кровососами калякаешь. Так вот, если ты так делаешь, то потом все как-то не так идет.
И потом ты опять к ним припираешься не емши:
- Попейте еще крови у сотрудника. А то в прошлый раз вы какую-то неудачную набрали, плохо у вас получилось.
- Ну, знаете, - с возмущением отвечают тебе, - какую Вы принесли – такую мы и набрали. Что ж я, свою Вам вливать должна, раз у Вас хорошей нет?
А потом ты без всякого удовольствия набиваешь живот в казенных условиях, потом кое-как работаешь. Выясняешь, что на твоем древнем рабочем компьютере покривилась и попортилась масса нужных тебе файлов, а на флешке их почему-то нет. Точнее, есть, но их тоже кривит и пучит так же. И в облаках их почему-то нет, хотя должны быть. И это верный признак того, что в кабинете ты сейчас поковыряешь в носу, а работать работу ты будешь дома в ночи, потому как там все это есть. И это тебя огорчает. А потом тебе еще приносят результаты твоей утренней крови – опять одно расстройство, потому что больняк все равно не дадут. Говорю же: не надо кровь по утрам сдавать. Плохая примета. По сравнению с теми, кто живет с катетером в вене и радуется, что живет, тебе, конечно, говорить не о чем, но в предлагаемых конкретно тебе обстоятельствах все равно неприятно.
Что-то день какой-то грустный сегодня, не знаю отчего. Как развеселиться, тоже не знаю.

Сегодня утром в автобусе рядом со мной сидела девушка, только что вышедшая из подростков. Когда к ней приблизился кондуктор с вопрошающим взглядом, она не торопясь открыла сумочку, и стало видно, что в сумочке бардак. Выложила себе на колени пачку дешевых сигарет, кучку ерунды всякой, извлекла кошелек, открыла, и стало видно, что в кошельке вся подкладка изорвалась от ветхости. Но кошелек набит дисконтными картами, чеками, купюрами, монетами и понятно, что хозяйка менять его пока не планирует. Зато чехол на телефоне такой, что всем сразу видно: у нее айфон. Что людьми движет при такой расстановке приоритетов, интересно?

Клиентка рассказывает про свою удачливую соперницу:
- Она ведет себя так, как будто они женаты: проверяет весь его телефон, всю его переписку, знает пароли от его страничек…
Странное представление о женатых людях, ну да ладно.
- …и она такая жирная, что я смотреть на нее не могу. Как можно быть такой толстой? Ей просто повезло, что она в его вкусе! Я больше чем уверена: кроме него, на ее никто бы и не посмотрел! И она пользуется этим! Он из-за нее меня везде внес в черный список, а потом стал писать с фейковой странички, специально для меня сделал, она даже не знает об этом, и мы теперь общаемся там.
- А ты себя как ощущаешь в этой истории? И ты какую роль, по-твоему, играешь?
- Все говорят, что он меня кинул, а он меня сохранил. Он выбрал меня, потому что я лучше. И еще я лучше всех его случайных девушек, с которыми он иногда спит, а эта его жирная корова даже не знает об этом. А я знаю, и знаю, что они и рядом со мной не стояли. Ее он когда-нибудь бросит, а меня точно сохранит, потому что я ему самый близкий человек.

- Я была у моего мужа на корпоративе и наблюдала, как эти брошенные женщины за ним увиваются. Одна два лифчика надела с пуш-апом, и маечку сверху специальную. А я смотрю и думаю: на что только человек не пойдет, чтобы внимание привлечь.

- А я с любимым любовником рассталась. Уже месяц, и не понимаю, почему так произошло. Чувствую себя как статуя сброшенная и разбитая, голова откололась и откатилась. Ходила в интернет, думала, может, туда написать-обсудить, ну, знаете, как люди пишут, и им отвечают. Почитала там про похожий случай. Сказали той женщине, что у нее «фантазии», ей «показалось», и что тут полно постов о «страданиях» любовниц, которые на самом деле законным женам жизнь испортили. Почитала я — и не стала писать. Дала себе установку: за два месяца оклематься. Может, ничего и не заживет, ну так хоть засохнет. Месяц прошел, осталось еще столько же.

Пришла гинеколог Аня:
- Пойдем пообедаем. Я огурчиков принесла, курочки вареной с карри.
Казацкая дивчина Аня взялась за правильное питание и вообще за себя, и теперь носит на работу всякие вкусняшки: пахучие огурцы, деморализующие всю регистратуру, мяско какое-нибудь вкуснецкое и прочее. Ну, и душевные разговоры под хорошую еду, как без этого.
- Спасибо, сейчас приду.
Задумалась — и не пришла. И поняла вдруг, что активно не люблю свой кабинет. Не то чтобы я раньше к нему пылала, но раньше это было как-то латентно. А теперь... разобрала кипы бумаг — стало очевидно, как много в кабинете лишнего и сколько всего не хватает, как все нерационально и неуютно. Окошко маленькое битое неоткрывающееся под потолком, которое я первого сентября мыла со стремянки. Только верхушки деревьев и кусочек неба в него виден — смотришь в него как арестант, ей-богу. Без обогревателя в кабинете сыро и холодно, с обогревателем — душно, щеки горят, голова болит. На приемах сижу как наркоман в ломке — кислорода не хватает, в горле першит, кости ноют.
И вообще как-то все... Я такие надежды на осень возлагала, и вроде начинался во мне ренессанс какой-то — так затух куда-то. Показалось? Фантазии?
Поддаваться унынию нельзя! А мы и не поддаемся! Три минуты в день держать на лице улыбку. Пять минут в день танцевать. Это сложнее, но можно. На работе ж можно танцевать, точно. На профосмотрах. В дырках между приемами, и пусть весь мир подождет. Петь веселые песенки про себя. И как там еще было в «Виноваты звезды»: «все, что мне нужно, - это коробка мятного печенья и сорок минут». Мощное средство по залечиванию хандры, душевных ран, психических травм и прочего. Печенек у меня нет, но яблочко в ночи схомячить — это за милое дело. Жевать и говорить себе: «Врать и не краснеть — это ерунда, а вот жрать и не толстеть — это искусство».
У природы нет плохой погоды, поэтому все будет хорошо. Читали сегодня, как милый Муми-тролль превратился в чудище с глазами-плошками и огромными складчатыми ушами, но мама узнала его и таким, и он сразу раскодовался обратно. Все хорошо кончилось. Верный признак того, что все улучшится.
Всем — вещих снов, обещающих крепкого здоровья, успехов в работе и счастья в любви. Спокойной ночи этому миру.
Tags: личная драма, сильная женщина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments