Ира (prine75) wrote,
Ира
prine75

О разумных и сумасшедших

- Он сначала обидит меня, как будто сломает, а потом как ни в чем ни бывало приходит и берет меня - как игрушку. Как сломанную игрушку. Берет и втыкает, и сердится, что я не работаю. А я внутри... у меня искры, как замыкание.
Думаете, это одинокая женщина, полюбившая нарцисса? Нет, это одиннадцатилетняя девочка про себя и младшего брата. Хотя да: это одинокая юная женщина про своего первого нарцисса.

А это девочка, которой тринадцать, про себя и своего первого мальчика:
- Он использует манипуляцию в форме обиды. И чтобы реагировать правильно, мне нужна эта... женская разумность, да?
- Женская мудрость, может быть?
- Да, точно. Она.

Подружка рассказывает, как записалась к рекомендованному мной женскому врачу психотерапевту. Отвечаю:
- Я думала, вы у него на отделении договоритесь, это и тебе, и ему по цене интереснее. Он же в психбольнице работает, завотделением. Кто ему там что скажет? Приводи кого хочешь. А в офис фирмы он тебя без кассы не сможет провести.
- Позвони ему, а? Скажи, что я хочу в психбольницу.
Представляю себе: «Алло, моя подруга хочет в психбольницу». Картина маслом.
Мы с психически здоровыми не дружим — общего языка с ними нет.

Сегодня я окончательно поняла, что мое новое пальто - так же, как и прошлогоднее - не то, что я хотела. Не то чтобы совсем не то, а четко наполовину. Мне надо, чтобы одна его половина стала совсем другого фасона, тогда я стану довольна. Может быть.
- А что ты хочешь? - спросила подружка Наташка.
- Хочу, чтобы сверху оно осталось таким же, но стало узким, приталенным, без пояса и в полную длину.
- А пуховик почему не хочешь?
- Пуховик у меня есть. Два.
- А шубу?
- На шубу нет денег, поэтому жалко животных.
- А я вообще не люблю шубы, - равнодушно сказала Наташка. - Любая симпатичная девчонка как наденет шубейку до пят — так сразу ей лет сорок.
- Сорок — это ужасно. Откуда только такие цифры берутся.
- И не говори.
В нашей с Наташкой памяти еще жива общая знакомая Ленка, которая в свои 22 говорила про 28-летнюю грудастую соперницу: «эта старуха». А тут - сорок. Нет, с нами такое никогда не случится.

А еще мы сегодня были в Театре «Русская антреприза имени Андрея Миронова» на хваленой «Палате №6». В пресс-релизе спектакля аккуратно, но несколько напрягающе написано: «по мотивам» (часто за этим кроется все то же «автор хотел, но забыл или постеснялся сказать», как Гоголь Бендеру). Про работу самого Антона Павловича там указано: «Туча, словом, а не повесть. Чтобы прочитать ее, надо затратить огромные душевные усилия». Но в итоге фурмановская картинка очень близка к чеховской букве: и Дарьюшка была «с выражением тупой скорби на лице» (хотя где еще ему быть?), и «кальсоны были очень коротки, рубаха длинна». Вот и слава Богу. Не знаю, пах ли халат копченой рыбой, но силами мастеров света и звука спектакля в зале то и дело пахло куревом. Но это единственный, пожалуй, минус.
Вместо «А какие были походы, приключения, стычки, какие товарищи, какие женщины!» почмейстер говорит: «какие товарищи, какие собутыльники!», - и это совсем другой смысл придает тираде. (Поскольку я воскрешала первоисточник несколько дней назад, то текст хорошо помню).
Не уверена, что Чехов именно так описывал Варшаву:

(фото из Сети, на сцене оно все поярче было), но не исключено, что нечто в этом роде он-таки воображал.
Были интересные решения: кровати под потолком, сверхспособный в движениях паралитик, тележка с книгами как инвалидная коляска, тема сексуальной депривации Дарьюшки, а также Мойсейка, раскидывающий лоскутки, подозрительно напоминающие российский триколор.
Это хороший спектакль, идите на него. А я буду смотреть кино с Владимиром Ильиным.

А еще я сегодня поняла, что меня давным-давно почти никто не спрашивает, как у меня дела. Даже если не видели меня давно-давно. Все равно в основном про себя рассказывают. А меня только нет-нет да и спросят: «Посудомойку-то починила?», или «Ну, Гриша — мозг, да?», или «Мы так ржали над тем, что ты пишешь», хотя вроде ни о чем таком речи не было. Тут я понимаю, что они меня читают, и спрашивать им ни о чем нужды нет. Ну, и смысла тоже, потому что я все равно скажу «Хорошо все», - и дальше буду молчать, как обычно. Поэтому пусть все идет как идет.
«Вам не надо менять себя, потому что, во-первых, это невозможно, а во-вторых, вы и так достаточно хороши», - говорит мне Барбара Шер по этому поводу. И вам тоже. Спокойной ночи.
Tags: Савраскино счастье, личная драма, о возвышенном, паутинки, пиявки и лягушки, повернутость к людям, сильная женщина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments